Контакты | Карта сайта | Размещение рекламыСделать стартовой | Добавить в закладки | RSS
Поиск по сайту
Полезное
Наши друзья
Статистика
Путеводитель по сайту » Библиотека Современника » Литературное кафе » Мучебники или чему учат в российских школах

Добро пожаловать на портал "Библиотека Современника!"

   

Мучебники или чему учат в российских школах

Имена этих писателей знает лишь узкий круг учителей и специалистов. Между тем именно эти безвестные герои определяют будущее мировоззрение, психологию, вкус, даже ценности наших детей. А собственно, почему они?

Вы часто заглядываете в школьные учебники? Я постоянно. Они и сейчас передо мной. Ребенок часто болеет, учится в восьмом классе, у учителей нет времени нагонять школьный курс со всеми отстающими. Некоторые устраивают «нулевой» урок - в восемь утра, раз в неделю, - но для меня проблема поднять дочь и к первому уроку. И много ли нагонишь за полчаса, с утра, в полусонном состоянии?

Когда-нибудь я напишу отдельную педагогическую поэму о том, как невыносимы эти ранние подъемы. Ладно, в советское время школа готовила ребенка к суровой жизни, но для чего ему в условиях относительной свободы и грядущего развитого капитализма подниматься в семь утра и в темноте, по морозу плестись в класс? Но я сегодня не об этом. Я - об учебниках.

Я не могу по ним объяснять дочери, что такое химическое уравнение и почему Наполеон покинул Москву. Не могу, потому что не понимаю. Ладно, во времена моего детства суконный язык учебника считался нормой. Но в разгар перестройки нам, кажется, обещали судебную, военную и школьную реформы. Профильное обучение. Чтобы историков не заставляли учить рыбий скелет, биолога не морочили датами сражений, гуманитария не грузили бы физикой, а физика - сочинениями о Катерине... Ничего подобного, однако, не произошло. И учебники остались ветхозаветными. Вышел остроумный задачник Остера, вскоре «не рекомендованный» Минобразом, а теперь будет разжалован (то есть опять-таки «не рекомендован») учебник Игоря Долуцкого - единственное пособие по истории, учившее старшеклассников думать и аргументированно спорить. Воцарилась тотальная тоска.

Вот учебник истории для восьмого класса, специальный, московский, но Минобразом допущенный: «История государства и народов России». Приятно, что государство и народы разграничены, но не в том суть. Авторы - А.А. Данилов и Л.Г. Косулина. Они очень стараются. Марксисткая-то концепция истории больше не существует, а другой нет. В результате получается апофеоз национальной гордости - суховатый хроникальный рассказ о том, как мы всех били, и о том, какими темпами развивалась наша промышленность. Ярчайший и богатейший век российской истории - XIX, с его титанической литературой, самоубийственным путчем декабристов и смертями народовольческих камикадзе, - предстает промышленной ярмаркой с периодическими военными походами. О самом, без преувеличения, мистическом событии Отечественной войны - уходе французов из Москвы - сообщается: «Наполеон в преддверии зимы решил выйти из Москвы, двинуть остатки армии на неразоренный юг России и собирать силы для нового наступления». Ни тебе картины разоренного горящего города, ни Наполеона, сходящего с ума в Кремле... Периодически ребенку дают понять, что «После включения в состав империи Финляндии увеличилось число финнов и шведов». Сообщается, что «коренные народы Сибири активно перемещались по ее огромным просторам. Манси и ненцы продвигались на восток, занимая земли энцев. Селькупы двигались на юг по Енисею. Чукчи теснили юкагиров». Да ребенок понятия не имеет, чем они друг от друга отличаются! Он в них запутается двадцать раз! Вместо «освободительного движения» теперь везде пишут «общественное». «Промышленный переворот начался в хлопчатобумажной промышленности». «Вместо традиционной ярмарочной, присущей аграрному обществу, начала развиваться постоянная торговля, являющаяся ярким показателем общества индустриального»... Господи! Да кто же мешает рассказать ребенку, что и почем продавалось на всех этих ярмарках и в магазинах! Кто объяснит, что на копейку вы могли купить две кружки кислого кваса, за пять копеек - закусить в трактире, за восемь рублей - купить корову, а за десять - пообедать у «Яра»! Это ребенок запомнит, а про примету аграрного общества забудет через пять минут. В результате то, что Набоков называл «праздничной историей человечества» -- череда упоительных картинок, ярких злодейств, безумств, мистических совпадений, подвигов и прозрений, - превращается в скучнейшую эволюцию производительных сил и производственных отношений. Что узнает восьмиклассник о напряженнейшей и интереснейшей борьбе западников со славянофилами, не закончившейся и по сей день? О конспирации Чернышевского, так спрятавшего свои тайные связи с Лондоном и народниками, что и по сей день не распутаешь? Зато нам сообщают, что он был «сторонником общинного социализма»: что может быть зануднее?!

Нет, не трудитесь повторять: я отлично знаю, что учебник не должен быть детективом, а обучение -- праздником. Я тысячу раз слышала, что школьник должен учиться преодолевать препятствия. Но воспитание воли - отдельный вопрос, предоставьте это родителям.

Если так обстоит дело с историей - что говорить о химии? Выделение веществ из однородных и неоднородных смесей мы одолели кавалерийским наскоком: соль кристаллизовали, суп через ватный фильтр профильтровали, хроматографию увидели на примере расползания фломастерной краски по листу намоченной туалетной бумаги. Дальше все было легко, пока я не уперлась в такой абзац: «На практике обычно пользуются относительными атомными массами. При этом следует различать безразмерную величину -- относительную атомную массу и массу атомов, измеренную в атомных единицах массы (хотя численно они совпадают)». Я немножко поняла с пятого прочтения. Ребенок вообще не понял. Может, и не надо?

Лучше всего у меня получилось с законом постоянства масс веществ. Задачи тут были такие: «Определите массу серы, реагирующей без остатка с 5 г медных опилок, если медь и сера в данном случае соединяются в соотношении масс 2:1». Главное -- понять, что ребенок считает абстрактным, а что конкретным. Реакцию конкретных десяти граммов железа и десяти граммов серы он вообразить не в состоянии. И тут я, отчаявшаяся мать, даю задачу: «Смешали восемь килограммов дерьма и пять килограммов повидла. Дерьмо вступает с повидлом в реакцию в соотношении пять к трем, и получается редкий сорт дерьмового зеленого повидла. Сколько получилось дерьмового повидла и сколько осталось исходных продуктов?» Ребенок моментально выдает ответ: «Восемь кило дерьмового повидла, а всего остального три и два соответственно». Значит, принцип понят, хотя на самом-то деле, как известно, получается 13 килограммов сплошного дерьма. Ну хорошо, а если это были кислород и углерод в другой пропорции? И знаете -- решает! Решает, лапочка! И с медью, и с железом, и с водородом... Всего-навсего-то надо было рассмешить.

Следующим номером нашей программы была физика. Рыдающее дитя, любитель кроликов и мышек, косметики и сережек, явилось ко мне со следующим параграфом: «Двигатель состоит из цилиндра, в котором перемещается поршень 3, соединенный при помощи шатуна 4 с коленчатым валом 5. На валу укреплен тяжелый маховик 6, предназначенный для уменьшения неравномерности вращения вала». Дальше еще были клапаны 1 и 2, свеча 7 и другие милые подробности. Все эти шатуны, коленвалы и маховики были подчеркнуты -- так она в английском тексте подчеркивает незнакомые слова и приходит с требованием: «Мама, переведи!»

Почему там, где можно весело и легко продемонстрировать устройство механизма: мышка за жучку, жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, и вот она пошла работа совершаться, почему там, где можно ясно и понятно объяснить для начала, почему шатун шатается, и для чего коленвалу колени, и что поршень всегда бывает внутри цилиндра, как в шприце, и как создать из ремней, блоков, шкивов, шестеренок и упомянутых шатунов всю эту веселую механику докомпьютерной эры, где все так легко, понятно, так музыкально, так ясно схватывается на лету, -- почему вместо этого ребенку сразу, без предисловий и повторения пройденного преподносят «тяжелый маховик 6 для уменьшения неравномерности вращения вала»?

С английским вообще скука смертная. Вот они сейчас в чем вязнут, поглядите: «В Соединенных Штатах существует много разных типов школ и колледжей, и между ними много различий. И все же некоторым образом они сходны в своей структуре. Примерно 85 процентов американских учащихся посещают государственные школы. Другие 15 процентов посещают частные школы». И это еще не самый плохой учебник, и не самая скучная его часть. Туда-сюда переводят душераздирающе убогие фразы: «Петя сказал, что, когда он пришел домой, его дедушка уже ушел». Хочешь не хочешь, а вспомнишь, как Чуковский своих детей той же грамматике учил на примерах вроде: «Одноглазая тетка, вспрыгнув на кобылу, помчалась, подгоняя ее кочергой». Ну ладно, нынешним детям не обязательно знать по-английски кочергу и кобылу, но почему бы не взять что-нибудь современное, смешное, интересное?

И вот я думаю: нельзя ли решить одним махом две наши наиболее болезненные проблемы? Писатели жалуются, что им жить не на что. И действительно не на что: на наши гонорары не проживешь. Школьники сетуют, что учебники читать невозможно. Я почитала: действительно караул. Во всем мире писатели спасаются преподаванием. Неужели наши литераторы не в состоянии оторваться от сочинения женских детективов под псевдонимами и написать для средней школы хороший учебник истории, физики, математики, биологии, правоведения?

Ведь у каждого писателя вообще-то есть первая профессия. И если бы историк Радзинский написал для ребенка учебник истории (разумеется, вычитанный и проверенный профессорами, чтобы обычных радзинских преувеличений и гипотез в нем было не слишком много), это могло бы быть фантастически увлекательное чтение! Серия ЖЗЛ в последнее время стала поручать сочинение писательских биографий писателям же - и получается очень недурно, вроде как у Варламова о Пришвине; кто помешает хорошему писателю изложить историю литературы ХХ века субъективно, пристрастно, с издевательскими примерами? Если Галковский так блистательно составил свою «Уткоречь» - антологию советской поэзии, - неужели он не прокомментировал бы для школьников «Тихий Дон» или «Доктора Живаго»? И неужели Владимир Сорокин -- нефтехимик по первому образованию - не сумел бы доступно и смешно написать для детей о химии, если бы ему за это прилично заплатили?

Эта проблема насущна по двум причинам. Мы вырастили поколение недоучек, которых учителя дрессировали спустя рукава (очень уж плохо учителям платили), а учебники оставались старозаветными по духу и суконными по языку. Сейчас растет второе такое поколение. А представители первого уже пишут в центральной газете, что «Раз в крещенский вечерок девушки гадали» - это Пушкин, а город Иваново следует склонять так: «Под Ивановым». Может, кому-то и бывает хорошо под Ивановым, но к городу это не имеет никакого отношения.

А когда-то Юлий Ким, чьи песни так обожает моя дочь, за десять минут объяснил ей при личной встрече правила употребления тире и двоеточия в сложном предложении. Сделал он это лихо и смешно, поскольку преподавал в школе двадцать лет. Он по первому образованию филолог. И если бы за учебник русского языка ему заплатили, как за тексты к «Нотр-Даму», у нас вместо старательного, но рядового мюзикла был бы уникальный и веселый учебник, и учеба перестала бы наконец быть каторгой, а писатель перестал бы ощущать себя чужаком в собственном Отечестве.

Если это утопия - простите за мечтательность. Но и сама я, выпустив пару книжек прозы и не получив за них практически ни копейки, была бы только рада оторваться от писания романа и сочинить для ровесников моей дочери нормальный text-book по инглишу или пособие по словесности пушкинских времен, - и клянусь, это было бы интересно и мне, и ей. Минкульт и Минобраз могли бы между собой договориться о скромном гонораре. Думаю, что Сорокин вряд ли запросит больше. Говорят, он очень любит детей.

Анна ГАМАЛОВА

Заказать бумажную версию



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )
 (голосов: 0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


| Google карта сайта
Бесплатная электронная библиотека