Библиотека Современника > Литературное кафе > Житиё странствующего проповедника

Житиё странствующего проповедника


1 сентября 2007. Разместил: Ваш Современник
Родился странствующий проповедник в 1722 году в семье малоземельного полтавского казака. По мере взросления росла у Григория необыкновенная страсть к наукам. Он учился в Киево-Могилянской духовной академии, путешествовал по Восточной и Западной Европе. Сковорода пешком исходил немецкие земли, жил в Венгрии, слушал лекции знаменитых профессоров во многих университетах.

Прекрасно образованного молодого человека пригласили занять должность учителя поэзии в Переяславле. Желая внести новую струю в изящную словесность, Сковорода написал учебный трактат «Рассуждение о поэзии». Коллеги и начальники не поняли начинания Сковороды. Теории нового учителя резко расходились с бытовавшей тогда сухой схоластической системой. Отстаивая свое мнение в споре с тамошним епископом, Сковорода привел в пример латинскую поговорку: «Иное дело пастырский жезл, а иное пастушья свирель». Григория тут же обвинили в гордыне и уволили из училища. Через несколько лет Сковорода пробует себя на поприще штатного профессора благонравия в Харьковском коллегиуме. Однако и здесь прижиться он тоже не смог.

Не раз уговаривали философа принять монашество. И действительно, Сковорода любил монастырскую жизнь, но довольно часто встречал он в обителях людей, живущих отнюдь не по-монашески. Потому и отвечал на предложения грубовато, но с искренним прямодушием: «Разве вы хотите, чтобы я умножил число фарисеев? Ешьте жирно, пейте сладко, одевайтесь мягко и монашествуйте!»

И тем не менее Григорий Сковорода искал уединения, которым стала глухая деревня Старица в окрестностях Белгорода. Здесь он писал духовные поэмы, сочинял нравоучительные басни и трактаты. Но он так и не превратился в отшельника. Оставив Старицу, неугомонный философ пускается в странствие. Ходит пешком, ночует в садах где-нибудь под кустом, а зимой в конюшне. А по пятам уже гонится и шелестит молва, как добрая, так и худая. «Это человек Божий, у него мудрость и большая ученость», – толковали одни. «Сковорода не ест мяса и не пьет вина, еретик, не иначе», – рассуждали другие.

Странствующий проповедник появляется на шумных торжищах, в отдаленных селах, подолгу гостит в домах радушных хозяев. Народ стекался послушать неприхотливого странника. «Тот ближе всех до неба, кому в жизни меньше треба» – так обычно начинал он свои беседы.

Григорий Сковорода много рассуждал о счастье, которого все жаждут. Но где искать его? Большинство гоняется за счастьем, думая, что оно лишь в том, чтобы веселиться без удержу в праздных утехах. Сковорода же толковал счастье совсем по-иному. Для подлинного счастья надо отвергнуть все излишества, довольствоваться малым и созидать внутри себя Царство Божье, потому что, «когда дух в человеке весел, мысли спокойны, сердце мирно, то все светло, счастливо, блаженно».

Его благочестивое настроение прекрасно отражалось в поэзии и музыке. Он хорошо играл на скрипке, флейте, бандуре и гуслях. Делал искусные музыкальные переложения библейских псалмов, сочинял духовные концерты, писал назидательные стихи. Каждый новый день встречал он с ликованием и радостью. «Не пашу, не сею, не покупаю, не воинствую, – писал он друзьям.– Что же делаю? Всегда благословляя Господа, пою воскресение Его. Учусь быть довольным. Неблагодарная воля есть ключ адских мучений; благодарное же сердце есть рай сладостей. Поучайтесь в благодарности, сидя в доме, идя путем, засыпая и просыпаясь. Всегда радуйтесь, за все благодарите, молитесь».

К Библии Сковорода подходил с величайшим благоговением. «Возлюбленная», «Голубица» – так называл философ Священное Писание. «Сердце человеческое не может быть без упражнения; если удаляется от него мысль священная, понятия Истины, то оно мгновенно повергается в занятия подлые, и чтит, и величает, и боготворит презренное, ничтожное, суетное».

Истины Библии составляли и основу народного учительства Сковороды. «Учитель не учитель, а только служитель природы», – любил повторять он. Под природой Сковорода понимал искру Божью, заложенную в человека изначально, от рождения. Настоящий учитель призван помочь человеку отыскать свой дар или талант. Множество притч и трактатов посвятил Сковорода теме поиска занятий по душе. «Многие, презрев природу, избирают для себя ремесло самое модное и прибыльное, а потом сильно обманываются, – замечал проповедник. – Если же отнять у человека сродное действие, тогда ему смертная мука. Гнусны тогда кажутся соседи, постылы разговоры, хулит человек народ свой и своей страны обычаи, ропщет на Бога».

Без устали проповедовал Григорий Саввич идею подвига, в первую очередь – подвига самопознания. Круг его учеников и почитателей возрастал из года в год. Это принесло свой плод: его близкие друзья основали впоследствии университет в Харькове.

Последний приют странствующий учитель нашел на родной Украине у своего друга и ученика Михаила Ковалинского. Как-то на закате дня Сковорода удалился в свою комнату, стал на молитву, а затем прилег, подложив под голову Библию. В тот вечер душа странника отошла в мир иной. Незадолго до кончины Сковорода завещал похоронить его на любимом месте, около рощи и гумна. А на могильном памятнике велел написать слова: «Мир ловил меня, но не поймал».

Владимир Попов