Контакты | Карта сайта | Размещение рекламыСделать стартовой | Добавить в закладки | RSS
Поиск по сайту
Полезное
Наши друзья
Статистика
Путеводитель по сайту » Библиотека Современника » Литературное кафе » Жизнь и гибель генерала Власова

Добро пожаловать на портал "Библиотека Современника!"

   

Жизнь и гибель генерала Власова

Крестьянский сын Андрей Власов родился 1-го сентября 1900 года в селе Ломакино Нижегородской губернии. Дед его был крепостным, а отец стремился дать детям образование, и мальчик закончил школу, а потом – пошёл в духовную семинарию.

Февральская и октябрьская смуты застали Власова студентом 4-го курса духовной семинарии. Как и большинство русских людей, он мало знал о большевиках. Знал лишь то, что давалось в их крикливой и лживой пропаганде: "мир хижинам - война дворцам", "грабь награбленное", "земля - крестьянам, фабрики - рабочим" и пр.

В 1918 году Власов поступил на первый курс Нижегородского государственного университета. Но время для учёбы было не подходящее, страна была в огне гражданской войны. Там, где власть была в руках большевиков, свирепствовал военный коммунизм . Рабочих натравливали на крестьян, крестьян -- на рабочих. Всё это проделывалось во имя светлого будущего, которое вот-вот должно было наступить... как только будут уничтожены очередные враги. Мало кто тогда понимал, что в таких врагах, в первую очередь, окажется весь русский народ и всё русское.

Весной 1919 года Андрей Андреевич был призван в Красную армию и вскоре был направлен на курсы командного состава. Через четыре месяца он был уже на Южном фронте. В начале 1920 года он становится командиром роты и вскоре после этого – помощником начальника штаба дивизии по оперативной части. Штабная работа не пришлась по душе молодому Власову и он скоро перешёл на должность командира пешей и конной разведки одного из полков дивизии.

В гражданскую войну он отдавал всю свою энергию борьбе за светлое будущее (как и большинство его сверстников).

По окончании гражданской войны, к 1923 году, Красная армия сократилась в количестве с шести миллионов до 600.000. Дивизии сводились в полки, полки в батальоны. В результате Власов был назначен командиром роты, которая в скором времени стала показательной. В день 5-й годовщины Красной армии Власов был награждён именными серебрянными часами, а в 1924 году назначен командиром полковой школы 26-го стрелкового полка, где проводит четыре года.

В 1928 году Власов направляется на Высшие Стрелково-Тактические Курсы усовершенствования командного состава, по окончании которых в 1929 году возвращается в полк на должность командира батальона.

В 1930 году Андрей Андреевич -- преподаватель тактики в Ленинградской школе по переподготовке командного состава и становится членом ВКП(б). В том же году его направляют на Курсы усовершенствования преподавателей военных школ. Возвратившись с прекрасной характеристикой в Ленинград, он продолжает работу в школе на должности помощника начальника учебной части до 1933 года.

В 1935 году Власова назначают помощником начальника боевой подготовки Штаба Ленинградского военного округа. Однажды, инспектируя округ вместе с заместителем командующего войсками Ленинградского военного округа комкором Примаковым, они обнаружили, что 11-й стрелковый полк 4-ой Туркестанской дивизии очень слабо подготовлен. Чтобы исправить положение, командиром полка был назначен Андрей Андреевич. После того, как полк был приведен в прекрасное состояние, Власову дали 137-й стрелковый полк, который вскоре занял первое место в Киевском военном округе, после чего Власов стал помощником командира 72-ой дивизии.

В 1938 году Тимошенко, командовавший Киевским военным округом, назначает полковника Власова начальником отдела боевой подготовки штаба округа. Но в этом же 1938 году Власова откомандировывают в Китай на должность начальника штаба при военном советнике в Китае комдиве Черепанове. В ноябре 1939 года его отзывают в Советский Союз. Чан-Кай-Ши наградил Андрея Андреевича за отличную работу по организации китайской армии золотым орденом Дракона.

Чистка этих лет, опустошившая ряды командного состава Красной армии, заставила Власова задуматься: неужели все эти командиры, с некоторыми из которых он прошёл долгий путь от гражданской войны – враги народа? Закрадывались сомнения и насчёт того, что происходило в деревне (включая и родное Ломакино) – аресты кулаков, голодное и рабское существование, произвол председателей колхозов...

В декабре 1939 года Власова назначают командиром 99-ой стрелковой дивизии. За девять месяцев он добился того, что осенью 1940 года его дивизия была признана лучшей в Киевском военном округе. Ознакомившись с ней поближе, маршал Тимошенко нашёл, что она является лучшей и во всей Красной армии! Дивизии были вручены три переходящих знамени: знамя лучшего стрелкового полка, знамя лучшего артиллерийского полка и знамя лучшей дивизии в целом. Нарком обороны наградил Андрея Андреевича именными золотыми часами, а правительство – орденом Ленина. В стране же в это время царил террор, разгром церкви, шли аресты и расстрелы...

В 1941 году, в этой атмосфере массового террора, угнетения, национального унижения и голода, Германия, руководимая Гитлером, напала на Советский Союз. Война началась стремительным наступлением немцев и усиленной пропагандой, направленной против советского строя. Миллионы листовок, разбрасывавшихся с самолётов на фронте и в тылу, призывали людей сдаваться немцам для борьбы с коммунизмом. Согласно листовкам немцы выступали не против русского народа, а против коммунизма.

Немецкая пропаганда была как искра, упавшая в порох: советские солдаты сотнями тысяч стали переходить на немецкую сторону. Впервые в военной истории России русские солдаты (в советской форме) не только добровольно переходили на сторону врага, но и просили немцев дать им оружие, чтобы бороться против коммунизма! Низшее немецкое армейское командование, не знавшее истинных замыслов немецкого политического руководства и принимавшее свою собственную пропаганду за чистую монету, часто принимало советских военнопленных в ряды немецкой армии. В многочисленных мемуарах советских маршалов и генералов этот период войны лживо замалчивается, а успехи немцев объясняются всевозможными объективными причинами.

К осени немецкая армия захватила значительную часть европейского СССР и оказалась в нескольких километрах от Москвы. К этому времени к немцам перешло около четырёх миллионов советских солдат. Казалось, дни СССР были сочтены.

Успехи летней кампании дали Гитлеру повод заключить, что Советский Союз разбит и что пора начать проводить в жизнь свои настоящие намерения: уничтожение России (а не СССР!) как самостоятельного государства и русских как нации. В планы министра для восточных областей Альфреда Розенберга входило превратить европейскую часть России в немецкую колонию, большинство русского населения истребить, а остатки превратить в рабов немецких колонистов. Советскому Союзу позволялось продолжать существование за Уралом, в Сибири. При этом различным нерусским национальностям (украинцам, белоруссам, балтийцам, кавказцам и др.) предполагалось предоставить кое-какие привилегии: меряя на свой аршин, Розенберг и, с его слов, Гитлер, были убеждены в том, что все нерусские народности считают себя угнетёнными русскими и с радостью выступят против русских при первой возможности.

На практике эти планы начали приводиться в исполнение путём массового истребления военнопленных и ограбления гражданского населения. Военнопленных (в большинстве сдавшихся немцам добровольно) сплошь и рядом помещали в загоны, окружённые колючей проволокой и... не кормили. Смертность в таких лагерях была не меньшей, чем в советских концлагерях. В местное население, пытавшееся передать еду умирающим с голода военнопленным, охрана часто стреляла.

Результаты этой политики сказались быстро. Слухи о поведении немцев быстро распространились по всей стране. Уже к зиме 1941 г. советская армия проявила способность оказывать сопротивление. Количество советских солдат, сдававшихся в плен, резко упало. Немцы были отброшены от Москвы к Смоленску.

Сталин, со своей стороны, приложил все усилия для того, чтобы использовать промахи Гитлера. Как показывается в приведенном плакате 1942 г., тот самый Сталин, который всю русскую историю суммировал в своей знаменитой фразе о том, что "Россию все всегда били", вдруг призывает вдохновляться образом наших предков (а не Маркса-Энгельса-Ленина!). С первых же дней войны советская пропаганда, зная, что за советскую родину русские люди не пойдут умирать, начала представлять эту войну как Отечественную, как борьбу русского народа за свою Родину с иностранными захватчиками (а не за коммунизм и коммунистов). Те же пропагандисты, которые за день до войны всячески обливали грязью всё русское, теперь только и говорили, что о великом прошлом русского народа, о его славных военных традициях. В армии вскоре ввели звания офицеров и офицерские погоны (те самые, которые во время гражданской войны вырезались у офицеров на коже). Были введены ордена Кутузова, Александра Невского, Суворова, Димитрия Донского. В стране были открыты православные церкви, из концентрационных лагерей начали спешно освобождать уцелевших священников. Московский патриарх призывал русских людей бороться против иноземных захватчиков. В армии ввели гвардейские полки и дивизии, которым присваивались имена старых царских полков и советские пропагандисты говорили о вековых традициях таких полков и об их знамёнах, овеянных славой побед над врагами России -- немцами, шведами, французами, турками и др.

В немецком тылу уже зимой 1941-42 года разгорелось партизанское движение после того, как летом 1941 года, поверив немецкой пропаганде, население во многих городах и деревнях встречало немцев с хлебом-солью. Партизаны начали разрушать дороги и нападать на немецкие отряды. В самой Красной армии, полностью не надеясь на успех патриотической пропаганды, в тылах действующих подразделений начали широко применяться заградительные отряды, расстреливавшие отступающих без приказа бойцов и командиров, а также штрафные батальоны, куда ссылались бойцы и командиры за малейшее нарушение дисциплины. Излишне говорить, что обе эти меры никогда не применялись в русской армии за всю её тысячелетнюю историю.

Кроме пропаганды, основанной на русском патриотизме и опирающейся на немецкую самоубийственную политику, на помощь Сталину пришли Англия и США. В короткий срок было налажено снабжение СССР предметами, в которых Советский Союз особенно нуждался в течение всей своей истории: продовольствием, грузовиками, горючим.

Всё это привело к тому, что уже летом 1942 г. немецкая армия не смогла выполнить свои планы, а зимой 1942-43 г. потерпела сокрушительное поражение у Сталинграда. В 1943 г. немцы не только никуда не продвинулись, но снова потерпели решительное поражение на Курской дуге и начали постепенный отход с территорий СССР.

Русское освободительное движение началось уже в первые дни войны. Собственно говоря, оно не прекращалось с момента захвата власти большевиками. Кроме крупных восстаний в 20-х годах, в 1930-33 гг. крестьянские восстания происходили в Орловской, Воронежской и Горьковской областях, а волнения – почти во всех областях РСФСР. Тогда же происходили волнения рабочих на заводах Урала, Кузбаса, Сормова, Иванова. В 1933-39 гг. происходили восстания в концлагерях.

Среди немецких офицеров было много искренних антикоммунистов, которые также верили в то, что коммунизм можно победить только в честном союзе с русским народом. Эти офицеры старались привлекать русских антикоммунистов в немецкую армию, надеясь в будущем убедить Гитлера и его окружение в правильности такой политики. Такие мнения существовали не только среди низшего и среднего офицерства, но и на высших командных должностях. Так, фельдмаршал Браухич был отстранён от командования после того, как он послал Гитлеру рекомендацию вести войну в союзе с русским народом.

Такие немецкие офицеры искали подходящего русского человека, который мог бы успешно возглавить движение. Этот человек был скоро найден – летом 1942 г., недалеко от Ленинграда, немецкая армия взяла в плен известного советского генерала Андрея Андреевича Власова, отличившегося в войне с немцами во время обороны Москвы в 1941 г. При первых же опросах Власова было установлено, что он противник Сталина. Это и то, что Власов был известен в советской армии, как один из выдающихся генералов, натолкнуло немцев на мысль просить его стать во главе антисоветского движения.

Война застала Власова командиром 4-го мотомеханизированного корпуса, принявшего на себя первые удары немецкой армии. С первых же дней войны он видит проявления народной ненависти к коммунистическим. Такого Россия не знала за свою тысячелетнюю историю, когда тысячи и тысячи солдат бросают оружие и уходят на сторону врага. Только в районе Киева немцам сдалось 640.000 бойцов и командиров!

В ноябре 1941 года Власова вызвали в Москву. Там стояла паника: вывозились заводы и учреждения, старики и женщины сгонялись на рытьё окопов и противотанковых рвов, партийное руководство убегало в тыл... В этих условиях Власову дали задание сформировать 20-ю армию и оборонять Москву.

В воспоминаниях многочисленных советских маршалов и генералов ни слова не говорится о добровольных сдачах бойцов и командиров Красной армии немцам. Много говорится о всевозможных недостатках вооружения, боеприпасов, продуктов питания (что тоже, кстати, непонятно -- как это произошло в стране, в течение 24-х лет усиленно готовившейся к войне?). Говоря об обороне Москвы, маршал Жуков в своих воспоминаниях упоминает 20-ю армию, но ”забывает” сказать о её командире Власове. Но именно Власов сыграл ключевую роль в первой победе стратегического значения над немцами под Москвой и оттеснил их до Ржева. За эту операцию Андрей Андреевич был награждён орденом Красного знамени и произведен в звание генерал-лейтенанта (см. "Правда" и "Известия" за 13-ое декабря 1941 года).

В марте 1942 года Власов назначается заместителем командующего Волховским фронтом генерала армии Мерецкова. Одна из армий фронта, предназначенная для освобождения окружённого Ленинграда, попадает в окружение. Вылетев в армию, Власов принимает командование от генерал-лейтенанта Клыкова и выполняет первую часть задания – создаёт узкий прорыв (шириной в три километра). Но подкреплений не было и прорыв был снова закрыт немцами. Армия была обречена.

Хорошо сознавая, что гибель армии была прямым последствием руководства ”гениальнейшего полководца” – Сталина, Власов начинает сомневаться в правильности выбора стороны. Все эти годы он честно служил в армии, будучи уверен, что таким образом он служит народу. Но народное настроение, выявившееся в этой войне небывалой в военной истории России катастрофой, захватывает и Власова...

Отказавшись улететь из окружения на присланном за ним самолёте и бросить погибающую армию на произвол судьбы, Власов попадает в немецкий плен. В скором времени он встречается здесь с Вильфридом Карловичем Штрик-Штрикфельдтом, немцем из Прибалтики, служившим в чине капитана ещё в русской императорской армии, а во время войны 1941 – переводчиком в немецкой армии. Капитан Штрик-Штрикфельдт остаётся при Власове в течение всего его пребывания в Германии.

Ознакомившись с предложением немецкого командования возглавить борьбу русского народа против его поработителей международного коммунизма, Власов соглашается, но... с тем, чтобы идти против Сталина в качестве равноправного союзника Германии. Власов требовал от немцев формирования русского правительства, которое заключило бы союз с Германией, а, после победы над Сталиным, создало бы независимое, правовое русское государство.

Немецкое командование, начавшее переговоры с Власовым, оказалось в тупике. К этому времени все хорошо знали намерение Гитлера превратить Россию в колонию, а русских – в рабов. Немецкое командование прекрасно сознавало, что Гитлер и слушать не станет о сотрудничестве – на равных началах! – с русскими, которых он в своей книге "Моя борьба" откровенно именовал низшей расой.

Это стояние на своих позициях продолжалось более двух лет. Потребовался разгром немцев под Сталинградом, на Курской дуге, приближение советских армий к германским границам, высадка во Франции английских и американских войск, поражения японцев в их войне с Америкой и покушение на Гитлера, чтобы немцы согласились на условия Власова. Но даже и в сентябре 1944 г. Гиммлер, тайком от Гитлера, разрешил Власову формировать только две дивизии, а не настоящую большую армию (в немецкой армии к тому времени служило около одного миллиона[!] русских). Но эти дивизии формировались совершенно в соответствии с требованиями Власова – все командиры, от командира дивизии до отделённого были русские и дивизии подчинялись Власову. В ноябре 1944 г. был создан Комитет освобождения народов России (КОНР), на равных началах заключивший с Германией договор о совместных действиях против СССР.

14 ноября 1944 г. в Праге был подписан ”Пражский манифест”, излагающий программу Русского освободительного движения. Его принятие происходило по церемониалу, который использовался только при встречах глав правительств. Суть манифеста – свержение большевизма и создание будущей России, как правового государства, граждане которого могут свободно жить и трудиться. Один из его 14 пунктов гласил: б) Прекращение войны и заключение почётного мира с Германией. Власов добился равноправия между будущей Россией и Германией.

Если немцы не доверяли Власову, то и Власов не доверял немцам. Власов прекрасно понимал, что лишь фактически проигранная война заставила немцев пойти на уступки. В разговорах с добровольцами, Власов всегда повторял: "В Россию – с немцами, в России – сами". Власов и его окружение были уверены, что с немцами справиться будет намного проще и легче, чем с коммунистами, так как немцы были бы врагом явным, в то время как коммунисты были врагом внутренним, "своим".

Но всё это было слишком поздно. К осени 1944 г. к границам Германии со всех сторон приближались союзные армии. Тыл Германии был разгромлен американской и английской авиацией.

Несмотря на всё это, Власов деятельно взялся за формирование первых двух дивизий Русской освободительной армии (РОА). Командование РОА считало, что даже малых сил будет достаточно для того, чтобы привлечь на свою сторону советских солдат.

Это подтвердилось, как только 1-я дивизия в апреле 1945 г. (т.е. за месяц до капитуляции Германии!) появилась на восточном фронте у реки Одер: как только советские солдаты узнали о том, что против них стоит РОА, они начали перебегать к ним, несмотря на то, что всем было ясно, что война немцами проиграна. Но эти перебежчики шли не к немцам, а к РОА, сражаться против Сталина!

Власов и его окружение наивно думали, что Англия и Америка выступят против коммунизма, как только покончат с Гитлером. Поэтому, с целью сохранить силы, 1-я дивизия покинула фронт и пошла на соединение с только что сформированной 2-й дивизией РОА. В Чехии дивизии соединились, но к этому времени Германия капитулировала и части дивизий РОА попали в плен к советской и к американской армиям. Власовцы, попавшие в руки советских частей, безжалостно расстреливались отрядами СМЕРШа и МВД. Власовцы, попавшие к американцам, сначала были интернированы, а позже – насильно выданы в СССР на расправу Сталину. Сам Власов и ряд руководителей РОА были также выданы (о чём в воспоминаниях Жукова есть несколько строчек) и по решению военного суда повешены.

Открытое письмо генерал-лейтенанта Андрея Власова
«Почему я встал на путь борьбы с большевизмом»
Март 1943 г.

Призывая всех русских людей подняться на борьбу против Сталина и его клики, за построение Новой России без большевиков и капиталистов, я считаю своим долгом объяснить свои действия.

Меня ничем не обидела советская власть. Я сын крестьянина, родился в Нижегородской губернии, добился высшего образования, учился на гроши. Я принял народную революцию, вступил в ряды Красной армии для борьбы за землю для крестьян, за лучшую жизнь для рабочего, за светлое будущее Русского народа. С тех пор моя жизнь была неразрывно связана с жизнью Красной армии, 24 года непрерывно я прослужил в ее рядах. Я прошел путь от рядового бойца до командующего армией и заместителя командующего фронтом. Я командовал ротой, батальоном, полком, дивизией, корпусом. Я был награжден орденом Ленина, Красного Знамени, 20 лет РККА. С 1930 года я был членом ВКП(б).

И вот теперь я выступаю на борьбу против большевизма и зову за собой весь народ, сыном которого я являюсь.

Почему? Этот вопрос возникнет у каждого, кто прочитает мое обращение, и на него я должен дать честный ответ. В годы гражданской войны я сражался в рядах Красной армии потому, что верил, что революция даст Русскому народу землю, свободу и счастье.

Будучи командиром Красной армии, я жил среди бойцов и командиров — русских рабочих, крестьян, интеллигенции, одетых в серую шинель. Я знал их мысли, их думы, их заботы и тяготы. Я не порывал связи с семьей, с моей деревней и знал, чем и как живет крестьянин.

И вот я увидел, что ничего из того, за что боролся Русский народ в годы гражданской войны, он в результате победы большевиков не получил. Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхоз, как миллионы русских людей исчезали, арестованные без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в Красной армии выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа.

Система комиссаров разлагала Красную армию. Безответственность, слежка, шпионаж делали командира игрушкой в руках партийных чиновников в гражданском костюме или военной форме.

С 1938 по 1939 гг. я находился в Китае в качестве военного советника Чан-Кай-Ши. Когда я вернулся в СССР, оказалось, что за это время высший командный состав Красной армии был без всякого к тому повода уничтожен по приказу Сталина. Многие и многие тысячи лучших командиров, включая маршалов, были арестованы и расстреляны либо заключены в концентрационные лагеря и навеки исчезли. Террор распространился не только на армию, но и на весь народ. Не было семьи, которая так или иначе избежала этой участи. Армия была ослаблена, запуганный народ с ужасом смотрел на будущее, ожидая подготовления Сталиным войны.

Предвидя огромные жертвы, которые в этой войне неизбежно придется нести Русскому народу, я стремился сделать все от меня зависящее для усиления Красной армии; 99-я дивизия, которой я командовал, была признана лучшей в Красной армии. Работой и постоянной заботой о порученной мне воинской части я старался заглушить чувство возмущения поступками Сталина и его клики.

И вот разразилась война. Она застала меня на посту командира 4-го мех. корпуса. Как солдат, как сын своей Родины, я считал себя обязанным честно выполнять свой долг. Мой корпус в Перемышле и Львове принял на себя удар, выдержал его и был готов перейти в наступление, но мои предложения были отвергнуты. Нерешительное, развращенное комиссарским контролем и растерявшееся Управление фронтом привело Красную армию к ряду тяжелых поражений.

Я отводил войска к Киеву. Там я принял командование 37-й армией и трудный пост начальника гарнизона города Киева. Я видел, что война проигрывается по двум причинам: из-за нежелания Русского народа защищать большевистскую власть и созданную систему насилия и из-за безответственного руководства армией, вмешательства в ее действия больших и малых комиссаров.

В трудных условиях моя армия справилась с обороной Киева и два месяца успешно защищала столицу Украины. Однако неизлечимые болезни Красной армии сделали свое дело. Фронт был прорван на участке соседних армий. Киев был окружен. По приказу верховного командования я был вынужден оставить укрепленный район. После выхода из окружения я был назначен заместителем командующего Юго-Западным направлением, а затем командующим 20-й армией. Формировать 20-ю армию приходилось в трудных условиях, когда решалась судьба Москвы. Я делал все от меня зависящее для обороны столицы страны; 20-я армия остановила наступление на Москву и затем сама перешла в наступление. Она прорвала фронт германской армии, взяла Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу и др., обеспечила переход в наступление по всему московскому участку фронта, подошла к Гжатску.

Во время решающих боев за Москву я видел, как тыл помогает фронту, но, как и боец на фронте, каждый рабочий, каждый житель в тылу делал это лишь потому, что считал, что он защищает Родину. Ради Родины терпел неисчислимые страдания, жертвуя всем. И не раз я отгонял от себя постоянно встававший вопрос: не за большевизм ли, маскирующийся святым именем Родины, проливает кровь Русский народ?..

Я был назначен заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й ударной армией. Управление этой армии было централизовано и сосредоточено в руках Главного штаба. Об ее действительном положении никто не знал и им не интересовался. Один приказ командования противоречил другому. Армия была обречена на верную гибель.

Бойцы и командиры неделями получали по 100 и даже 50 г сухарей в день. Они опухали от голода, и многие уже не могли двигаться по болотам, куда завело армию непосредственное руководство Главного Командования. Но все продолжали самоотверженно биться. Русские люди умирали героями. Но за что? За что они жертвовали жизнью? За что они должны были умирать?

Я до последней минуты оставался с бойцами и командирами армии. Нас осталась горсточка, и мы до конца выполнили свой долг солдата. Я пробился сквозь окружение в лес и около месяца скрывался в лесу и болотах. Но теперь во всем объеме встал вопрос: следует ли дальше проливать кровь Русского народа? В интересах ли Русского народа продолжать войну? За что воюет Русский народ?

Я ясно осознал, что Русский народ втянут большевизмом в войну за чуждые ему интересы англо-американских капиталистов. Англия всегда была врагом Русского народа. Она всегда стремилась ослабить нашу Родину, нанести ей вред. Но Сталин в соблюдении англо-американских интересов видел возможность реализовать свои планы мирового господства, и ради осуществления этих планов он связал судьбу Русского народа с судьбой Англии, он вверг Русский народ в войну, навлек на его голосу неисчислимые бедствия, и эти бедствия войны являются венцом всех тех несчастий, которые народы нашей страны терпели под властью большевизма 25 лет. Так не будет ли преступлением и дальше проливать кровь? Не является ли большевизм, и в частности Сталин, главным врагом Русского народа? Не есть ли первая и святая обязанность каждого честного русского человека стать на борьбу против Сталина и его клики?

Там, в лесу и болотах, я окончательно пришел к выводу, что мой долг заключается в том, чтобы призывать Русский народ к борьбе за свержение власти большевиков, к борьбе за мир для Русского народа, за прекращение кровопролитной, ненужной Русскому народу войны.

Хоффманн И. «История власовской армии»

Заказать бумажную версию



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )
 (голосов: 1)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

загрузка...

| Google карта сайта
Бесплатная электронная библиотека