Контакты | Карта сайта | Размещение рекламыСделать стартовой | Добавить в закладки | RSS
Поиск по сайту
Полезное
Наши друзья
Статистика
Путеводитель по сайту » Библиотека Современника » Литературное кафе » Откровенный рассказ странника духовному отцу

Добро пожаловать на портал "Библиотека Современника!"

   

Откровенный рассказ странника духовному отцу

Я по милости Божией человек-христианин, по делам великий грешник, по званию бесприютный странник, самого низкого сословия, скитающийся с места на место.
Имение мое следующее: за плечами сумка сухарей, да под пазухой Священная Библия; вот и все. В двадцать четвертую неделю после Троицына дня пришел я в церковь к обедне помолиться; читали Апостол из послания к Солунянам, зачало 273, в котором сказано непрестанно молитеся. Сие изречение особенно вперилось в ум мой, и начал я думать, как же можно беспрестанно молиться, когда необходимо нужно каждому человеку и в других делах упражняться для поддерживания своей жизни?

Справился в Библии, и там увидел собственными глазами то же, что слышал - и именно, что надо непрестанно молиться, молиться на всякое время духом, воздевать молитвенные руки на всяком месте. Думал, думал, не знал, как решить.


- Спросил дьячка: что значит непрестанно молиться и как? Он ответил:
"Как сказано, так и молись"… Я опять спросил: да как же непрестанното? Ну! еще стал спрашивать… сказал дьячок и ушел. Я пошел к попу: как непрестанно молиться? - спросил его. Поп ответил: чаще ходить в церковь, править молебны, ставить свечи, класть больше земных поклонов. - Да где же об этом сказано в Библии? - спросил я. - Где дураку читать Библию! Вот и читать-то ее не велено, нам только велено читать сию книгу. Сказавши это, поп прогнал меня.

Что мне делать, - подумал я, - где сыскать, кто бы растолковал мне? Пойду ходить по церквам, где славятся хорошие проповедники, авось там услышу себе вразумление. Пришел в собор в день воскресный, в неделю о Мытаре и Фарисее была проповедь из текста: Фарисей же, став, еще в себе моляшеся, вся проповедь состояла из того, что потребно для истинной молитвы, и как недостойна молитва без должного к ней приуготовления. - Например, проповедник говорил: "если желаешь, чтобы молитва твоя была истинная, чтобы принесла плод во спасение, и была бы не отвергнута, и услышана Богом: стяжи во-первых веру твердую, очисти ум от помыслов лукавых, отложи всякое житейское попечение, уготовай сердце свое в храм Духу Святому, изгони из него всякое сластолюбие, укрась и обнови его чистотою и усердием; увяди плоть пощением и воздержанием и умертви уды сущия на земли, со всеми будь мирен, храня мир и святыню, и тако утвердившись сими подвигами приноси дар твой к алтарю, возноси чистую молитву на жертвенник Божий, и молитва твоя будет услышана и спасет тебя. - А иначе, если ты без достодолжного приуготовления показанными тебе добродетелями, и не предочистившись прежде покаянною и воздержною жизнию рассеянно и хладно приступишь к молитве, то ты лишишь ее крыл, не дашь ей силы действовать, а таковая молитва твоя не только будет безуспешна, но еще и оскорбительна для Бога, и для тебя пагубна, и обратится тебе в грех, как сказано в псалмех: "и молитва его да будет в грех".

- Услышав это, я испугался, и думал: как мне быть, ничего приуготовительного к молитве во мне нет, да и впредь не вижу в себе надежды на многотрудное сне приуготовление. И так с унынием души я вышел из церкви. Пришедши на квартиру, стал справляться с Библией и поверять ею слышанное. "Стяжи во-первых веру твердую… Как же я стяжу, когда вера не от нас. Божий бо есть дар? Чтобы получить дар, надобно о нем молиться, просите и дастся вам; а проповедник сказал: стажи прежде веру, а потом уже и молись! Это совсем наоборот! Да еще прибавил и твердую, которой и сами апостолы не имели, и просили:

Господи! приложи нам веру… Еще говорил: чтобы истинно молиться, очисти ум от помыслов, отвергни житейские попечения, а в Библии сказано: належит человеку помышление на злое от юности его; и даде Господь человеком помышления лукавыя, да не в горшая уклонятся. И поэтому следует прежде молиться, чтобы очистился неудержимый ум; а если своими силами стараться очистить ум от помыслов, да и дожидаться сего очищения, то и весь век не будешь молиться!.. И это не так им сказано, - Далее говорил: укрась, обнови сердце чистотою и усердием, для Истинной молитвы. - Можно ли самому себе вновь переделать сердце, когда един Бог даст сердце ино и дух новый даст нам? Да и пророк Давид не прежде очистил сердце, а прежде молился об очищении сердца: сердце чисто созижди во мне Боже вопиял… Воздержанием умертви уды сущия на земли. Да и этого без молитвы сделать нельзя: пример сему Апостол Павел, прежде молившийся три краты об отвращении и побеждении искушения, и сказавший: "Сим аз умом работаю закону Божнию; плотию же закону греховному". Может ли быть оскорбительною для Бога молитва без достодолжного приуготовления, когда она будет приносима о достодолжном приуготовлении? Из всех молитв, изображенных в Библии, видно, что они приносились для очищения от грехов; а не предварительное очищение от грехов предшествовало молитве. - Манассиина молитва сему свидетель. И так сличивши все это с Библией, я увидел, что проповедь совсем была без правильного основания и без опыта, и все поставлено было в ней вверх ногами или наоборот… Я, успокоившись Библией, перестал о слышанном думать; а сожалел токмо о том, что не слышал: что значит непрестанно молиться и как? Сия мысль заботливо держалась во мне…

Настала крестопоклонная неделя, я пошел к обедне в академию. Там ученый проповедник сказывал поучение о молитве Иисуса Христа на Кресте, служащей примером для наших молитв, и основался на тексте:
"молящеся на всякое время духом"… Услышав сие, обрадовался я, думая, что он при сем непременно растолкует и то, что значит непрестанно молиться и как? - Проповедник все доказывал потребность молитвы духом: не в наборе слов должна состоять молитва, - говорил он, - не во внешнем лишь предстоянии; не в обычном только хождении на общественные славословия и нередко для тщеславия; не во многом чтении молитв и не в продолжительности песнопений, но в силе, во внимании, в пламенном усердии, в смиренном возношении ума и сердца к Богу. Словом: молитва должна преимущественнее всего приноситься духом; дух человеческий с ревностным порывом и пламенным желанием должен возносить свою молитву.

И таковая истинная молитва в одно мгновение пройдет небеса, одним искренним, исполненным теплоты, веры и любви вздохом достигнет до престола Божия, будет услышана и принесет желанный плод. Истинная молитва духом во всем должна быть противоположна наружным тщеславным молитвам, долго продолжаемым без теплоты сердечной, по подобию фарисеев; отчего и Иисус Христос удерживал учеников своих, говоря: "в молитве не лишше глаголите". - Выслушав все это, я не удовлетворил моего желания и опять остался в недоумении: как молиться непрестанно?

Пришедши, с горя опять принялся за Библию… Читал, читал, да начал размышлять: как же так? Проповедник толковал текст: "Всякою молитвою и молением молящеся на всяко время духом" - И при сем толковании не только не открыл, каким образом можно молиться "на всякое время" - т.е. всегда; но еще не одобрил и продолжительные молитвы и советовал молитву хотя краткую, но пламенную. В этом он сам себе противоречил; да и в Библии говорится, что должно всегда, постоянно молиться, а не кратким вздохом проходить небеса! Пророки учат о сем так: "приближайся к Богу твоему выну, помни Господа твоего выну; во всех путях твоих памятуй Его" а не только при кратком пламенном вздохе. Да и духа и сердца самому собою воспламенить нельзя; и сего прежде испрашивал молитвою св. пророк Давид - говоря: "Разжи утробы моя и сердце мое"…

Да еще проповедник к подкреплению мысли своей о преимуществе краткой, усердной молитвы привел слова Иисуса Христа: "в молитве не лишше глаголите", тогда как они совсем не для охуждения продолжительной молитвы сказаны, а для того, чтобы не предлагать в молитве многих излишних прошений о жизненных потребностях, подобно язычникам. Молитву не токмо продолжительную, но и всегдашнюю заповедал Господь и изъяснил в притче, что всегда подобает молиться и не унывать. Проверив все это Библией и не получив в слышанных проповедях удовлетворения желанию моему узнать, как непрестанно молиться, я пошел в путь мой далее…
Подхожу еще к одному городу. Спрашиваю, есть ли тут духовные поучительные наставники? И слышу, что есть протопоп, почтенный старичок, набожный и строгий, так что когда сказывает поучение, то весь народ со умилением и воздыханиями по окончании обедни выходит из церкви. Услышав сие, я возрадовался и нетерпеливо ожидал следующего праздничного дня, чтобы послушать такого мудрого учителя…

Может быть найду у него разрешение недоумения моего и о непрестанной молитве.
В первый воскресный день я пошел к обедне и нарочно стал поближе к алтарю. Вот и вышел протопоп сказывать проповедь, и что же? по счастию моему, он начал свое поучение из следующего текста: "Просите и дастся вам, ищите и обрящете, толцыте и отверзется вам".. Услышав это, я с восхищением перекрестился и приклонил ухо со вниманием. - После многих доказательств о необходимости молитвы, он начал показывать способы и средства, посредством которых молитва может быть богоугодною и бывает выполнимою: "Господь для достодолжной молитвы таковой изрек пример: (сказал он) "толцыте и отверзется вам", толкают же не словами, а делами: так и нам должно толкать в дверь милосердия Божия, - толкать не одними только словами, но и делами. Не принесет тебе никакой пользы то, хотя бы ты день и ночь молился, но не делал бы дел благочестия: дел веры, дел любви к ближним, дел благотворения и дел отвержения всего греховного! - Какая польза будет тебе от молитвы, если ты в церковь ходишь реже, нежели в кабак? А церковь есть дом молитвы, дом Божий, где сам Господь обитает, подумай, если ты намерен лично просить о чем-либо Царя, то не должен ли часто ходить во дворец Его, чтобы получить к нему доступ? Какая тебе польза от молитвы, если ты бессчетно тратишь деньги на твое сластолюбие, на роскошь и домашнее убранство, и, пришедши в церковь на молитву, не поставишь свещи пред иконою; скупишься и жалеешь положить побольше в церковное строение, или подать на пропитание нищих братий? а писание говорит: молитвою и милостынями очищаются грехи… Без сих дел благочестия, без сих христианских добродетелей и любви, ты не можешь стучать в двери милосердия Божия, и молитва твоя будет токмо напрасным и пустым воплем, оскорбляющим слух Божий… По окончании проповеди я задумался: как же он сказал, - подумал я, - что не будет пользы, если бы кто день и ночь молился, но не делал бы дел благочестия? Разве это не дело благочестия - молиться день и ночь? Если бы день и ночь провождались в молитве, то не оставалось бы времени на дела злочестия. - А также и в Библии сказано: Не услышит ли Господь вопиющих к Нему день и нощь?…

"Молитва не услышится без отвержения грехов". Да что же и способствует к побеждению греха, как не частая всегдашная молитва? "Молитва не услышится без дел веры, без дел благотворения". Да как же услышана и принесла плод молитва утопавшего маловерного Петра? "Молитва не услышится без частого хождения в церковь"… Видно, подумал я, писавши это, проповедник забыл, что сказал св. пророк Давид: "На всяком месте владычествия Его благослови, душе моя, Господа" - и что сказал св. архидиакон Стефан: "Господь не в рукотворенных храмах живет". Чтобы увериться, что все сказанное делается не таким порядком, я раскрыл Библию и прочел у пророка Исаии в 55 главе следующее наставление: (прежде всего) "Взыщите Господа и внегда обрести вам того призовити, (потом) егда же приближится к вам, (тогда) да оставит нечестивый пути своя, и муж беззаконен советы своя и да обратится ко Господу и помилован будет яко по премногу оставит грехи ваша". Здесь я увидел совсем противоположную постепенность, вопервых, надо взыскать Господа и призывать Его в молитве. Потом, когда Он чрез сие приближится, тогда уже должно стараться оставлять, при помощи Его, дела греха, и обратиться ко Господу, т.е. к исполнению Его заповедей. И так, по выслушании всех сих проповедей, не получив понятия, как непрестанно молитьсл, я уже не стал слушать публичных проповеданий, а решился при помощи Божией искать опытного и сведущего собеседника, который бы растолковал мне о непрестанной молитве по неотступному влечению моему к сему познанию.

Долго я странствовал по разным местам: все читал Библию, да расспрашивал, нет-ли где какого духовного наставника или благоговейного опытного водителя? По времени сказали мне, что в оном селе живет уже давно господин и спасается: имеет в доме своем церковь, никуда не выезжает и все Богу молится, да беспрестанно читает душеспасительные книги. Услышавши это, я уже не шел, а бежал в сказанное село, достиг и добрался до помещика.
- Какую имеешь до меня нужду? - спросил он меня.
Я слышал, что вы человек богомольный и разумный; потому и прошу вас, ради Бога, растолковать мне, что значит сказанное у Апостола: непрестанно молитеся, и каким образом можно непрестанно молиться?
Желательно мне сие узнать, а понять никак не могу.

Барин помолчал, пристально посмотрел на меня, да и говорит:
"Непрестанная внутренняя молитва есть беспрерывное стремление духа человеческого к втеканию в божественный центр. - Чтоб изучить сие сладостное упражнение, следует наклонить к сему силу воли и чаще просить Господа, чтоб научил Он непрестанно молиться". Не разумею я сих слов ваших, - сказал я, - прошу растолковать мне попонятнее! - Это для тебя высоко, - ответил господин, - ты не поймешь; а молись так, как знаешь, молитва сама собою откроет тебе, каким образом может быть непрестанною; для сего потребно свое время"…
Сказавши это, он велел накормить меня, дал на дорогу и отпустил. И не растолковал.

Опять я пошел; думал-думал, читал-читал, размышлялразмышлял о том, что сказал мне барин и не мог-таки понять, а хотел очень уразуметь, так что и ночи не спались. Прошел верст двести и вот вхожу в большой губернский город. Увидел там монастырь. Остановившись на постоялом дворе, услышал, что в этом монастыре настоятель добрейший, богомольный и странноприимный. Пошел к нему. Он принял меня радушно, посадил и начал угощать.

Отче святый! - сказал я, - угощение мне не нужно, а я желаю, чтоб вы дали мне духовное наставление, как спастись?
Ну как спастись? Живи по заповедям, да молись Богу, вот и будешь спасен!
Я слышу, что надо непрестанно молиться, но не знаю как непрестанно молиться, и не могу даже понять, что значит непрестанная молитва. Прошу вас, отец мой, растолковать мне это.
Не знаю, любезный брат, как еще растолковать тебе. Э! Постой, есть у меня книжка, там растолковано, и вынес святителя Дмитрия духовное обучение внутреннего человека. Вот, читай на этой странице.

Я начал читать следующее: "Обычно есть в Священном писании дело часто творимое нарицати непрестанным, т.е. выну (всегда) творимым; яко и сне: "в первую скинию выну вхождаху Священницы", то есть часто, или по вся дни в установленные на то часы. Подобно и молитва, часто деемая, вменяется яко непрестанно творимая". - Вот понимаешь ли, что значит непрестанная молитва? Не знаю, как это согласить, чтобы было все одно и то же, что часто и что непрестанно!.. Да вот, позвольте, несколько строк пониже сей же святитель вот что пишет: "Еще оная апостольская словеса: "непрестанно молитеся" должно разуметь о творимой умом молитве: ум бо может всегда вперен быть в Бога и непрестанно ему молиться".

Растолкуйте мне это, каким образом ум всегда может быть вперен в Бога, не отвлекаться и непрестанно молиться.
Это весьма мудрено, разве кому сам Бог так даст, сказал настоятель. И не растолковал.

Переночевавши у него, и на утро поблагодаривши за ласковое станноприятие, я двинулся далее в путь, и сам не зная куда. Горевал о своем непонятии, да для отрады читал св. Библию. Шел так дней пять по большой дороге; наконец, под вечер, нагнал меня какой-то старичок, по виду как будто из духовных.
На вопрос мой он сказал, что он схимонах из пустыни, которая верстах в 10, в сторону от большой дороги, и звал меня зайти с ним в их пустыню. У нас, говорил, странников принимают, успокаивают и кормят вместе с богомольцами на гостинице.
Мне что-то не хотелось заходить, и я отвечал на приглашение его так: покой мой зависит не от квартиры, а от духовного наставления; за пищей же я не гонюсь, у меня много сухарей в сумке.

А какого рода ты ищешь наставления и в чем недоумеваешь? Зайди, зайди, любезный брат, к нам; у нас есть опытные старцы, могущие дать духовное окормление и наставить на путь истинный, при сеете слова Божия и рассуждения св. отцов.

Вот видите, батюшка, около году тому назад, как я, бывши у обедни, услыхал в Апостоле таковую заповедь: непрестанно молитеся. Не умея этого понять, я начал читать Библию, И там также во многих местах нашел повеление Божие, что надо непрестанно молиться, всегда, на всякое время, на всяком месте, не токмо при всех занятиях, не токмо в бодрствовании, но даже и во сне. Аз сплю, а сердце мое бдит. Это очень удивило меня, и я не мог понять, как можно сие исполнить и какие к тому способы; сильное желание и любопытство возбудилось во мне; и день и ночь из ума моего сие не выходило. А посему я стал ходить по церквам, - слушать проповеди о молитве, но сколько их ни выслушал, ни в одной не получил наставления, как непрестанно молиться, все только говорено было о приготовлении к молитве или плодах ее и подобное, не научая, как непрестанно молиться и что значит таковая молитва.

Я часто читал Библию и ею поверял слышанное; но и присем не находил желаемого познания, а только видел, что в проповедях говорено было не так, как содержится в Библии, все как-то мне казалось навыворот, день и ночь из ума моего это не выходило. И так я до сих пор остался в недоумении и беспокойстве.

Выслушав это от меня, старец перекрестился и начал говорить: благодари Бога, возлюбленный брат, за сие открытие Им в тебе непреодолимого влечения к познанию непрестанной внутренней молитвы.

Познай в сем звание Божие и успокойся, уверившись, что до сего времени совершалось над тобою испытание согласия твоей воли на глас Божий и даваемо было разуметь, что не мудростию мира сего, и не любознательностию внешнею достигают небесного света, непрестанной внутренней молитвы, но напротив, нищетою духа и деятельным опытом обретается оное в простоте сердца. А посему нисколько не удивительно, что ты не мог слышать о существенном деле молитвы, и познать науку, как достичь непрестанного действия оной. Да и правду сказать, хотя не мало проповедуют о молитве, и много есть о ней поучений различных писателей, но поелику все их рассуждения основаны большею частию на умозрении, на соображениях естественного разума, а не на деятельной опытности, то более они и поучают о принадлежностях, нежели о сущности самого предмета и не понимают внутренней последовательности духа, иной прекрасно рассуждает о необходимости молитвы, другой о ее силе и благотворности; третий о сопутствующих средствах к совершенству молитвы, то-есть о том, что для молитвы необходимо нужно усердие, внимание, теплота сердца, чистота мысли, примирение со врагами, смирение, сокрушение и проч. А что такое молитва? и как научиться молиться? - на эти, хотя и первейшие и самонужнейшие вопросы, весьма редко у проповедников сего времени можно находить обстоятельные объяснения поелику они труднее для понятия всех вышеисчисленных их рассуждений и требуют таинственного практического ведения, а не одной токмо школьной научности. Да что еще всего сожалительнее, что суетная стихийная мудрость заставляет измерять Божие мерилом человеческим.

Многие о деле молитвы рассуждают совсем превращенно, думая, что приуготовительные средства и подвиги производят молитву, а не молитва рождает подвиги и все добродетели, - как слышал и ты в поучениях, а по сему и воспрещают касаться молитвы, предписывая прежде приуготовить себя подвигами добродетелей и побеждением страстей к достодолжной молитве. В сем случае они плоды или последствия молитвы неправильно принимают за средства и способы к оной, и сим уничижают силу молитвы.

И это совершенно противно священному писанию: ибо Апостол Павел дает наставление о молитве в таковых словах: молю убо прежде всех (прежде всего) творити молитвы. - Здесь первое наставление в изречении Апостола о молитве есть то, что он поставляет дело молитвы прежде всего: молю прежде всех творити молитвы. Много дел благих, которые требуются от христианина, но дело молитвы должно быть прежде всех дел, потому что без нее не может совершиться никакое другое дело благое. Не можно без молитвы найти путь ко Господу, уразуметь истину, распять плоть со страстьми и похотьми, просветиться в сердце светом Христовым и спасительно соединиться без предварительной, частой молитвы. Я говорю частой, ибо и совершенство и правильность молитвы вне нашей возможности, как говорит и св. Апостол Павел о чесом помолимся, яко же подобает, не вемы, следственно токмо частость, всегдашность оставлена на долю нашей возможности, как средство к достижению молитвенной чистоты, которая есть матерь всякого духовного блага. Стяжи матерь, и произведет тебе чад, говорит св. Исаак Сирин, научись приобрести первую молитву и удобно исполнишь все добродетели, А об этом-то и неясно знают и немного говорят мало знакомые с практикою, и с таинственными учениями св. отцов.
В сем собеседовании мы нечувствительно подошли почти к самой пустыней Чтобы не упустить мне сего мудрого старца, а скорее получить разрешение моего желания, я поспешил сказать ему: сделайте милость, честнейший батюшка, объясните мне, что значит непрестанная внутренняя молитва, и как научиться опои: я вижу, что вы подробно и опытно это знаете.

Старец принял сие мое прошение с любовию и позвал меня к себе: зайди теперь ко мне, я дам тебе книгу св. отцов, из которой ты ясно и подробно можешь уразуметь и научиться молитве, при помощи Божией. Мы вошли в келию, и старец начал говорить следующее: непрестанная внутренняя Иисусова молитва есть беспрерывное, никогда непрестающее призыванне Божественного имени Иисуса Христа устами, умом и сердцем, при воображении всегдашнего Его присутствия, и прошении Его помилования, при всех занятиях, на всяком месте, во всяком времени, даже и во сне. Она выражается в таковых словах: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! И если кто навыкнет сему призыванию, то будет ощущать великое утешение, и потребность творить всегда сию молитву так, что уже без молитвы и быть не может, и она уже сама собою будет в нем изливаться.

Теперь понятно ли тебе, что есть непрестанная молитва? - Очень понятно, отец мой! Бога ради научите меня, как ее достигнуть! - воскликнул я от радости. Как научиться молитве, о сем прочтем вот в этой книге. Сия книга называется Добротолюбие. Она содержит в себе полную и подробную науку о непрестанной внутренней молитве, изложенную двадцатью пятью св. отцами, и так высока и полезна, что почитается главным и первейшим наставником в созерцательной духовной жизни, и, как выражается преподобный Никифор, "без труда и потов в спасение вводит". - Неужели она выше и святее Библии? - спросил я.

- Нет, она не выше и не святее Библии, а содержит в себе светлые объяснения того, что таинственно содержится в Библии, и не удоборазумно по высоте своей для нашего недальновидного ума. Я представляю тебе сему пример: солнце есть величайшее, блистательнейшее и превосходнейшее светило; но ты не можешь созерцать и рассматривать его простым, неогражденным глазом. Потребно известное искусственное стекло, хотя в миллионы раз меньшее и тусклейшее солнца, чрез которое мог бы ты рассматривать сего великолепного царя светил, восхищаться и принимать пламенные лучи его. Так и священное писание есть блистательное солнце, а Добротолюбие - то потребное стекло.

Теперь слушай - я буду читать, каким образом научиться непрестанной внутренней молитве. - Старец раскрыл Добротолюбие, отыскал наставление св. Симеона нового Богослова и начал: "сядь безмолвно и уединенно, преклони главу, закрой глаза; потише дыши, воображением смотри внутрь сердца, своди ум, т.е. мысль из головы в сердце. При дышании говори:
"Господи Иисусе Христе, помилуй мя", тихо устами, или одним умом.
Старайся отгонять домыслы, имей спокойное терпение, и чаще повторяй сие занятие".
Потом старец все сие мне растолковал, показал сему пример, и мы еще прочли из Добротолюбия св. Григория Синаита, да и преподоб.
Каллиста и Игнатия.
Все, прочтенное в Добротолюбии для поверки, старец мне указал по разным местам Библии и сказал: вот смотри, откуда все сне почерпнуто.
- Я с восхищением внимательно слушал все, поглощал памятию и старался как можно подробнее все помнить. Так мы просидели всю ночь и не спавши пошли к заутрени.

Старец, отпуская меня, благословил и сказал, чтоб я, учась молитве, ходил к нему с простосердечным исповеданием и откровением, ибо без поверки наставника самочинно заниматься внутренним деланием неудобно и малоуспешно.
Стоя в церкви, я чувствовал в себе пламенное усердие, чтобы как можно прилежнее изучить внутреннюю непрестанную молитву и просил о том Бога, чтобы Он помог мне. Потом думал, как же я буду ходить к старцу на совет или на дух с откровением; ведь на гостинице больше трех дней жить не дадут, около пустыни квартир нет?.. Наконец, услышал, что версты за 4 есть деревня. Пришел туда искать себе места; и по счастию моему Бог показал мне удобство. Я нанялся там на все лето у мужика стеречь огород, с тем, чтобы и жить мне в шалаше на сем огороде одному. Слава Богу! - нашел спокойное место. И так стал жить и учиться, по показанному мне способу, внутренней молитве, да похаживать к старцу. С неделю я пристально занимался в уединении моем на огороде изучением непрестанной молитвы, точно так, как растолковал мне старец.

Вначале как будто дело и пошло. Потом почувствовал большую тягость, лень, скуку, одолевающий сон, и разные помыслы тучею надвигались на меня. Со скорбию я пошел к старцу и рассказал ему мое положение. Он, любезно встретивши меня, начал говорить: это, возлюбленный брат, война против тебя темного мира, которому ничто в нас так не страшно, как сердечная молитва, и потому он всячески старается, чтобы помешать тебе, и отвратить от изучения молитвы. Впрочем, и враг действует не иначе, как по воле Божией и попущению, сколько это для нас нужно.
Видно еще потребно тебе испытание к смирению, а потому еще и рано с неумеренным рвением касаться высшего сердечного входа, дабы не впасть в духовное корыстолюбие.

Вот я тебе прочту об этом случае наставление из Добротолюбия. Старец отыскал учение преподобного Никифора монашествующего, и начал читать:
"если несколько потрудившись, ты не возможешь войти в страну сердечную так, как тебе было растолковано, то сделай, что я скажу тебе, и при помощи Божией найдешь искомое. Знаешь, что способность словопроизношения находится у каждого человека в гортани. Сей способности, отгоняя помыслы (можешь, если захочешь) и дай беспрестанно говорить сие: Господи Иисусе Христе, помилуй мя! - и понудься всегда произносить оное. Если некоторое время в сем пробудешь, то отверзется тебе чрез сие и сердечный вход без всякого сомнения. Это дознано по опыту".

Вот слышишь, как наставляют св. отцы в сем случае, сказал старец.
А потому ты должен теперь с доверенностью принять заповедь, сколь можно более творить устную Иисусову молитву. Вот тебе четки, по коим совершай на первый раз хоть по три тысячи молитв в каждый день. Стоишь ли, сидишь ли, ходишь ли, или лежишь, беспрестанно говори: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя" - не громко и не спешно; и непременно верно выполняй по три тысячи в день, не прибавляй и не убавляй самочинно.
Бог поможет тебе через сие достигнуть и непрестанного сердечного действия.

С радостию я принял сие его приказание и пошел в свое место. Начал исполнять верно, и в точности, как научил меня старец. Дня два мне было трудновато, а потом так сделалось легко и желательно, что когда не говоришь молитвы, являлось какое-то требование, чтобы опять творить Иисусову молитву, и она стала произноситься удобнее и с легкостию, не так уже, как прежде с понуждением.
Я объявил о сем старцу, и он прикаэал мне уже по шести тысяч молитв совершать в день, сказав: будь спокоен и токмо, как можно вернее, старайся выполнить заповеданное тебе число молитв: Бог сотворит с тобою милость.

Целую неделю я в уединенном моем шалаше проходил каждодневно по шести тысяч Иисусовых молитв, не заботясь ни о чем и не взирая на помыслы, как бы они не воевали; только о том и старался, чтобы в точности выполнить старцеву заповедь, И что же? - так привык к молитве, что если и на краткое время перестану ее творить, то чувствую, как бы чего-то не достает, как бы что-нибудь потерял; начну молитву, и опять в ту же минуту сделается легко и отрадно. Когда встретишься с кем-нибудь, то и говорить уже не охотно, и все хочется быть в уединении, да творить молитву; так привык к ней в неделю.

Ден десять не видавши меня, старец сам пришел навестить меня, я объяснил ему мое состояние. Он, выслушавши, сказал: вот ты теперь привык к молитве, смотри же, поддерживай и усугубляй эту привычку, не теряй времени втуне, и с Божией помощью решись не упустительно совершать по двенадцати тысяч молитв в день; держись уединения, вставай пораньше, да ложись попозднее, чрез каждые две недели ходи ко мне на совет.

Стал я так поступать, как повелел мне старец, и на первый день едва-едва успел в поздний вечер окончить мое двенадцати-тысячное правило. На другой день совершил его легко и с удовольствием. Сперва чувствовал при беспрестанном изрекании молитвы усталость, или как бы одеревенение языка и какую-то связанность в челюстях, впрочем приятные, потом легкую и тонкую боль в небе рта, далее ощутил небольшую боль в большом пальце левой руки, которою перебирал четки, и воспламенение всей кисти, которое простиралось и до локтя и производило приятнейшее ощущение. Притом все сие как бы возбуждало и понуждало к большему творению молитвы. И так ден пять исполнял верно по двенадцать тысяч молитв и вместе с привычкою получил приятность и охоту.

Однажды рано поутру как бы разбудила меня молитва; я, проснувшись, чувствовал, что губы мои сами собою сильно дергаются и язык беспрестанно шевелится; хотел все это сдержать, но не мог. - Стал было читать утренние молитвы; но язык уже неловко их выговаривал, и все желание само собою стремилось, чтобы творить Иисусову молитву. И когда ее начал, как стало легко, отрадно, и язык и уста как бы сами собою выговаривали без моего понуждения! Весь день провел я в радости и был как бы отрешенным от всего прочего, был как будто на другой земле и с легкостью окончил двенадцать тысяч молитв в ранний вечер.

Очень хотелось и еще творить молитву, но не смел более приказанного старцем. Таким образом и в прочие дни я продолжал призывание имени Иисуса Христа с легкостью и влечением к оному.
Потом пошел к старцу на откровение и рассказал ему все подробно.

Он, выслушавши, начал говорить: слава Богу, что открылась в тебе охота и легкость молитвы. Это дело естественное, приходящее от частого упражнения и подвига, подобно как машина, у которой дадут толчок или форс главному колесу, после долго сама собою действует; а чтобы продлить ее движение, надо оное колесо подмазывать, да подталкивать.

Вот видишь ли, какими превосходными способностями человеколюбивый Бог снабдил даже и чувственную натуру человека, какие могут являться ощущения и вне благадати и не в очищенной чувственности и в греховной душе, как уже сам ты это испытал? А колико превосходно, восхитительно и насладительно, когда кому благоволит Господь открыть дар самодействующей духовной молитвы и очистить душу от страстей? Это состояние не изобразимо, и открытие этой молитвенной тайны есть предвкушение сладости небесной на земле. Сего сподобляются в простоте любвеобильного сердца ищущие Господа! Теперь разрешаю тебе: твори молитву сколько хочешь, как можно более, все время бодрствования старайся посвящать молитве и уже без счисления призывай имя Иисуса Христа, смиренно предавая себя в волю Божию и от Него ожидая помощи: верую, что Он не оставит тебя и управит путь твой.

Принявши сие наставление, я все лето провождал в беспрестанной устной Иисусовой молитве, н был очень покоен. Во сне почасту грезилось, что творю молитву. А в день, если случалось с кем встретиться, то все без изъятия представлялись мне так любезны, как бы родные, хотя и не занимался с ними. Помыслы сами собою совсем стихли, и ни о чем я не думал, кроме 'молитвы, к слушанию которой начал склоняться ум, а сердце само-собою по временам начало ощущать теплоту и какую-то приятность. Когда случалось приходить в церковь, то длинная пустынная служба казалась краткою, и уже не была утомительна для сил, как прежде. Уединенный шалаш мой представлялся мне великолепным чертогом, и я не знал, как благодарить Бога, что Он мне такому окаянному грешному послал такого спасительного старца и наставника.

Но недолго я пользовался наставлениями моего любезного и богомудрого старца, - в конце лета он скончался. Я, со слезами простившись с ним, поблагодарив его за отеческое учение меня окаянного, выпросил себе после него на благословение четки, с которыми он всегда молился. Итак, я остался один. Наконец, и лето прошло, и огород убрали. Мне стало жить негде. Мужик рассчел меня, дал мне за сторожбу два целковых, да насыпал сумку сухарей на дорогу, и я опять пошел странствовать по разным местам; но уже ходил не так, как прежде с нуждою, призывание имени Иисуса Христа веселило меня в пути, и все люди стали до меня добрее, казалось, как будто все меня стали любить.

Однажды стал я думать, куда мне девать полученные за хранение огорода деньги и на что мне они? Э! постой! Старца теперь нет, учить некому; куплю себе Добротолюбие, да и стану по нем учиться внутренней молитве. Перекрестился, да и иду себе с молитвой. Дошел до одного губернского города и начал по лавкам спрашивать Добротолюбие; нашел в одном месте, но и то просят три целковых, а у меня только два; поторговался, поторговался, но купец не уступил нисколько; наконец, сказал: поди вон к этой церкви, там спроси старосту церковного; у него есть старенькая этакая книга, может, он и уступит тебе за два-то целковых. Я пошел и действительно купил за два целковых Добротолюбие, все избитое и ветхое; обрадовался, Кое-как починил его, обшил тряпкой и положил в сумку с моей Библией.

Вот теперь так и хожу, да беспрестанно творю Иисусову молитву, которая мне драгоценнее и слаще всего в свете. Иду иногда верст по семидесяти и более в день, и не чувствую, что иду; а чувствую только, что творю молитву. Когда сильный холод прохватит меня, я начну напряженнее говорить молитву, и скоро весь согреюсь. Если голод меня начнет одолевать, я стану чаще призывать имя Иисуса Христа и забуду, что хотелось есть. Когда сделаюсь болен, начнется ломота в спине и ногах, стану внимать молитве, и боли не слышу. Кто когда оскорбит меня, я только вспомню, как насладительна Иисусова молитва; тут же оскорбление и сердитость пройдет и все забуду. Сделался я какой-то полоумный, нет у меня ни о чем заботы, ничто меня не занимает, ни на что бы суетливое не глядел, и был бы все один в уединении; только по привычке одного и хочется, чтобы беспрестанно творить молитву и когда ею занимаюсь, то мне бывает очень весело. Бог знает, что такое со мною делается. Конечно, все это чувственное или, как говорил покойный старец, естественно и искусственно от навыка; но вскоре приступить к изучиванию и усвоению духовной молитвы внутрь сердца еще не смею, по недостоинству моему и глупости. Жду часа воли Божией, надеясь на молитвы покойного старца моего. Итак, хотя я и не достиг непрестанной самодействующей духовной молитвы в сердце, но слава Богу! теперь ясно понимаю, что значит изречение, слышанное мною в Апостоле:

"Н е п р е с т а н н о м о л и т е с я".

Прислал [email protected]

Заказать бумажную версию



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )
 (голосов: 0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


| Google карта сайта
Бесплатная электронная библиотека