Библиотека Современника > Литературное кафе > На троих. Идеальное ограбление банка

На троих. Идеальное ограбление банка


9 января 2008. Разместил: Ваш Современник
На троих. Идеальное ограбление банка

Около трех часов в пятницу Стив Бланчард вошел в Национальный обменный банк Среднего Запада. В толстом твидовом пальто, глубоко засунув руки в карманы, он прошел мимо затянутого в униформу охранника, стоявшего у парадной двери со связкой ключей. Шаги Бланчарда гулко отдавались под сводами практически пустого вестибюля. Подойдя к окошку под цифрой "4", единственному, за которым еще работал кассир, Бланчард подождал, пока тот обслужит плотного, седовласого мужчину. После этого он шагнул к окошку, закрыв его своей спиной.
Маленькая медная табличка справа от окошка свидетельствовала, что кассира зовут Джеймс Кокс.

Бланчард вытащил из кармана сложенный листок бумаги и по мраморному прилавку продвинул его к кассиру. Тот развернул листок, прочел то, что было на нем написано, и, когда он снова поднял глаза на Бланчарда, у него был вид кролика перед пастью удава. Бланчард лучезарно улыбался. Кассир икнул и открыл ящик своего стола. Секундная стрелка сделала всего лишь два полных оборота, когда Бланчард развернулся и, не оглядываясь, быстрым шагом двинулся к двери.

Он уже распахнул ее и переступил порог, когда раздался крик Кокса:
- Останови этого человека, Сэм! Он только что ограбил меня!

Бланчард остановился сам и недоуменно оглянулся. Охранник, пышущий здоровьем толстяк с ярко-синими глазами, несколько мгновений стоял, как истукан, потом очнулся, выскочил на улицу, левой рукой схватил Бланчарда за плечо, а правой потянулся к револьверу, висевшему у бедра.
- Какого черта? - возмутился Бланчард.

Охранник грубо втащил его в банк, тыча револьвером под ребра. Тишина, предшествовавшая окончанию рабочего дня, сменилась возбужденным перешептыванием, шумом отодвигаемых стульев: сотрудники банка повскакивали из-за столов. Кокс выскочил из-за перегородки. отделявшей кассиров от клиентов, за ним следовал президент банка Эллард Хоффман. Кассир сжимал в правой руке листок бумаги.
- Он меня ограбил! - выдохнул Кокс, подбегая к Бланчарду и охраннику. - Взял все, что было в кассе!

Бланчард в изумлении покачал головой.
- Я просто не верю своим ушам, - он смотрел на Кокса. - Вы что несете? Вы же знаете, что я вас не грабил.
- Загляни в его карманы, Сэм, - верещал Кокс. - Именно туда он положил деньги.
- Да вы просто сумасшедший! - Бланчард изумлялся все больше.
- Давай, Сэм, проверь, что у него в карманах! - кивнул Хоффман.

Охранник приказал Бланчарду повернуться к нему спиной и поднять руки. Бланчард подчинился. Судя по выражению его лица, он все еще не верил, что все это происходит именно с ним. Охранник похлопал его по карманам пальто и нахмурился. Сунул руку в один карман, потом в другой, отступил на шаг, недоуменно разглядывая добычу: тощий бумажник из свиной кожи и семь столбиков монет, по одному, пять и десять центов, завернутых в бумагу.
- Это все, что у него есть, - показал охранник директору банка.
- Что? - взорвался Кокс. - Послушай, Сэм, я же видел, как он засовывал деньги в карманы своего пальто. - Но сейчас их там нет. - Разумеется, нет! - Бланчард со все еще поднятыми руками чуть развернулся, его лицо побагровело от гнева. - Я же сказал, что никого не грабил.

Кокс развернул лист бумаги, который держал в руках.
- Вот записка, которую он сунул мне, мистер Хоффман. Прочитайте.
Хоффман взял записку. На ней вырезанные из газеты буквы были сержены в слова: "У МЕНЯ ПИСТОЛЕТ, ДАЙТЕ МНЕ ВСЕ КРУПНЫЕ КУПЮРЫ. ПОПЫТАЕТЕСЬ ПИКНУТЬ - УБЬЮ. Я НЕ ШУЧУ".
Эту записку президент банка прочитал вслух.
- Оружия при нем тоже нет, - уверенно заявил охранник Сэм.
- Я поверил тому, что здесь написано, - объяснил Кокс. - Очень испугался, но все равно решил закричать. Не мог же я просто смотреть, как он уносит деньги банка.
- Я понятия не имею, откуда вы взяли эту записку, - возразил Бланчард. - Я действительно протянул вам клочок бумаги. Но на нем было написано лишь количество монетного достоинства, которые хотел бы получить в кассе в обмен на бумажные деньги, которые я дал кассиру.
- И вы утверждаете, что Кокс дал вам эти монеты? - Хоффман указал на аккуратные столбики.
- Естественно, дал. В обмен на мои двадцать восемь долларов.

- Не давал я ему монет! - закричал Кокс. - Я выполнил то, что он написал, и отдал ему все крупные купюры. Он унес двадцать пять, а то и тридцать тысяч!
- Вы лжец! - отрезал Бланчард.
- Если кто и лжец, так это вы!
- Не брал я ваших чертовых денег! Вы меня обыскали и их у меня нет. А в бумажнике у меня всего двадцать четыре доллара.
- Но кто-то все-таки взял деньги из кассы, - мрачно заметил Хоффман.
В этот момент в банк вошли два детектива в штатском, вызванные по телефону кем-то из руководства банка. Они тут же представились. Зальцберг, маленький, взъерошенный, с яркими глазами-пуговками, и Флинн, с седыми усами и внушительным, с красными прожилками носом.
Начальствовал, похоже, Зальцберг Он и приказал охраннику закрыть дверь банка, записал в блокнот имена и фамилии Хоффмана, Кокса, Бланчарда, а также номер водительского удостоверения последнего, которое достал из его бумажника. Детектив взял у Кокса записку с требованием отдать деньги, подержал ее на ладони, словно взвешивая, затем убрал в конверт, тут же исчезнувший в кармане его мятого пиджака.

Зальцберг очень удивился, узнав от Хоффмана, что Бланчард обыскан, а пропавшие деньги тем не менее не найдены.
- Ладно, - кивнул он, - давайте разбираться.
Кокс изложил свою версию. Зальцберг записывал, не прерывая. Когда кассир закончил, детектив повернулся к Бланчарду: - А что скажете вы?
Бланчард рассказал об обмене своих двадцати восьми долларов мелкими купюрами на монеты.
- Они мне нужны для покера. Сегодня мои друзья решили собраться у меня, - он сухо улыбнулся. - Мне и держать банк.
- Он утверждает, что дал мистеру Коксу листок, на котором написал, сколько и какие монеты ему нужны, - вставил Хоффман.

Кокс едва сдерживал распирающую его ярость.
- Он дал мне листок с требованием отдать ему деньги банка! А те монеты он раздобыл где-то еще и пришел сюда уже с ними.
- Послушайте, - по голосу Бланчарда чувствовалось, что и он очень зол. - А почему бы вам не обыскать рабочее место вашего кассира? А может, и его самого, - он смерил Кокса уничтожающим взглядом. - Глядишь, обнаружатся и пропавшие денежки. Я не раз слышал истории о ворах-кассирах, которые пытались оговорить честных людей.
- Уж не хотите ли вы сказать, что я украл деньги банка? - взвился Кокс.

У Хоффмана глаза вылезли на лоб.
- Мистер Кокс пользуется нашим абсолютным доверием. В Национальном обменном банке он работает почти четыре года.
- А я проработал в "Кертис Тул и Дай" куда больше, - бросил Бланчард. - И также пользуюсь там абсолютным доверием. Так что ваше к нему доверие еще ничего не доказывает.
- Хорошо, хорошо, - Зальцберг задумчиво потер подбородок. Потом добавил: - Флинн, допроси остальных сотрудников. Вдруг кто-то что-нибудь слышал или видел. Мистер Хоффман, буду вам очень признателен, если вы определите, какая сумма пропала и нет ли в кассе того листка, о котором говорит мистер Бланчард. Неплохо бы внимательно осмотреть рабочее место мистера Кокса.
Кокс вытаращил глаза:
- И вы ставите слово этого вора выше моего?

- Я ничего никуда не ставлю, мистер Кокс, - спокойно ответил Зальцберг - Задача у меня одна: разобраться, что здесь произошло, - он помолчал. - Вас не затруднит вывернуть ваши карманы?
Кокс покраснел. Ледяным голосом он ответил:
- Нет, не затруднит. Мне скрывать нечего.
В карманах Кокса не обнаружилось ни записки, о которой говорил Бланчард, ни пропавших денег.

Зальцберг вздохнул.
- Ладно, давайте все перепроверим еще раз.
Тотальная проверка показала, что исчезли тридцать пять тысяч сто долларов. Листка, на котором Бланчард вроде бы написал, сколько и какие монеты ему требовались, не нашли. Никто из сотрудников банка, допрошенных Флинном, не смог прояснить ситуацию. Все они находились достаточно далеко от окошечка номер четыре и узнали о происшествии лишь после того, как Кокс крикнул охраннику, чтобы тот задержал вора.
Зальцберг пристально посмотрел на Бланчарда.
- Итак, у мистера Кокса денег нет, но из банка они пропали. Не нашлась и ваша записка. Как вы можете это объяснить?
- Никак. Я могу лишь сожалеть о том, что из банка пропали деньги. Но я их не крал!

Зальцберг повернулся к охраннику Сэму.
- И как далеко он ушел, прежде чем ты его схватил?
- На пару шагов.
- У него не было возможности передать деньги сообщнику?
- Я в этом сомневаюсь. Но я не обращал на него никакого внимания, пока не закричал мистер Кокс.

- Я, конечно, не очень-то разбираюсь в деньгах, - холодно заметил Бланчард, - но тридцать пять тысяч долларов - не одна маленькая бумажка, а большая пачка. Я не успел бы ее никому передать за те несколько секунд, что провел вне банка.
- Пожалуй, он прав, - признал Сэм.
- А почему бы вам не обыскать и охранника? - голос Бланчарда сочился сарказмом. - Может, я передал краденые деньги ему?
- Этого я и ожидал! - возмущенный Сэм шагнул к Флинну, подняв руки. - Обыщите меня, чтобы больше никто не заикался о моей причастности к краже.

Флинн тщательно обыскал охранника. Украденных денег при нем, естественно, не было.
- Так что же нам делать? - спросил Хоффман. - Деньги должны где-то быть, и этот Бланчард наверняка знает, где они.
- Возможно, - осторожно ответил Зальцберг - Похоже, что придется забрать его в участок. Попытаемся там вывести его на чистую воду.
- Забирайте, ваше право, - набычился Бланчард. - Но учтите, что на все вопросы я буду там отвечать только в присутствии моего адвоката. А если ваши обвинения окажутся несостоятельными, то я подам на вас и на банк в суд за ложный арест.

Детективы отвезли Бланчарда в участок и оставили там в маленькой комнатке ждать, пока не прибыл вызванный адвокат. Потом его долго допрашивали, но Бланчард ни на йоту не отступил от своих первых показаний.

В начале двенадцатого ночи его препроводили в кабинет Зальцберга. Детектив, мрачный и уставший, сообщил Бланчарду, что трое его друзей подтвердили, что тем вечером все они действительно собирались сыграть в покер, причем держать банк предстояло именно ему. Расследование показало, что Бланчард никогда не привлекался к суду и его ни разу не арестовывали по каким-либо обвинениям. О нем положительно отзывались как соседи, так и сослуживцы по фирме.

На записке с требованием выдать деньги эксперты нашли отпечатки пальцев только Хоффмана и Кокса. И в квартире Бланчарда не было найдено никаких следов того, что та записка готовилась там. Обыск в банке, допрос охранника и других сотрудников так и не позволили установить местонахождения пропавших денег
Зальцберг покрутил ручку между пальцев, откинулся на спинку кресла, долго смотрел на Бланчарда и наконец изрек:
- Вы можете идти.
- Итак, теперь вы верите, что я сказал правду?
- Нет, - покачал головой Зальцберг - не верю. Я склонен верить Коксу. Его мы тоже проверили и репутация у него почище вашей. Вы оба добропорядочные граждане, поэтому если украденные деньги не найдены, то у нас нет оснований вас задерживать, - тут он наклонился вперед, глаза его зло и холодно сверкнули. - Но одно я могу вам гарантировать, Бланчард: мы будем за вами следить. Пристально следить.
- Следите, сколько хотите! - воскликнул Бланчард. - Я не виновен!

Девять недель спустя, поздним вечером, Бланчард постучал в дверь девятого номера мотеля "Бивервуд", в шестнадцати милях от города. Дверь открылась и тут же захлопнулась, как только он переступил порог. Бланчард снял пальто и улыбнулся русоволосому мужчине.
- Привет, Кокс.
- Привет, Бланчард, - кивнул кассир и облизал губы. - Ты уверен, что не привел за собой хвоста?
- Разумеется.
- Но полиция все еще следит за тобой?
- Теперь уже не с таким рвением, как в начале, - Бланчард похлопал кассира по плечу. - Перестань волноваться. Все прошло наилучшим образом.
- Похоже на то.

- Можешь не сомневаться. Зальцберг по-прежнему уверен, что мне каким-то образом удалось передать украденные деньги моему сообщнику. Но доказать это он не может. У них ничего нет, кроме твоего слова против моего. И они, как мы и рассчитывали, верят тебе. Сыщики и представить себе не могут, что деньги нашему общему сообщнику передал ты еще до того, как я подошел к тебе с запиской.
Находившийся в номере третий мужчина, плотный, седовласый, тот самый, что стоял у окошечка Кокса, когда Бланчард вошел в банк, разлил виски по стаканам и повернулся к собеседникам.

- Те деньги уже лежали в карманах моего пальто, и я спокойно вышел из банка, как только вы начали разыгрывать тот спектакль.
Бланчард взял один из стаканов.

- Итак, за наш успех. Похоже, что нам удалось совершить идеальное преступление!
Они выпили, посмеялись, потом поделили тридцать пять тысяч сто долларов на три равные части.

Джеффри Уильям
Перевел с английского Виктор Вебер