Контакты | Карта сайта | Размещение рекламыСделать стартовой | Добавить в закладки | RSS
Поиск по сайту
Полезное
Наши друзья
Статистика
Путеводитель по сайту » Библиотека Современника » Литературное кафе » Легенды и предания Себежского края

Добро пожаловать на портал "Библиотека Современника!"

   

Легенды и предания Себежского края

Город Себеж находится на юго-западной границе России в Псковской области на расстоянии 20-30 от Белоруссии и Литвы, практически на трассе Москва-Рига. Город раскинулся на берегу очень живописного озера. Но главная достопримечательность - Замковая гора - полуторокилометровый язык шириною где-то пятьдесят - сто пятьдесят метров, который как бы разделяет озеро на две неравные части. С Замковой горы открывается величественный вид на окрестности.


Себеж

Случилось это давным-давно, много столетий тому назад. На берег большого и красивого озера пришел крестьянин со своими сыновьями. Понравились им эти места, и решили они освоить новый край. Отвел крестьянин участок земли одному сыну, другому..
- А где же ты будешь жить? - спросили они у отца..
- Себе ж я возьму вон ту землю,- и крестьянин указах рукой на остров, возвышавшийся на озере.
Так родился на русской земле город, получивший название Себеж. Но это - легенда, а история возникновения города такова.
Когда на Руси образовались удельные княжества, Себеж оказался на стыке Полоцкого княжества и владений Пскова. В тринадцатом веке Литва присоединила к себе Полоцкое княжество и стала посягать на псковские земли. К этому времени относится первое упоминание о Себеже в Польской хронике Стрыйковского:
"В 1414 году великий князь литовский Витовт из Дриссы двинулся с войском против псковитян и, подойдя к Псковскому пригороду Себежу, взял его и сжег, а сам двинулся далее".

В то же время земли латышей были захвачены немецкими рыцарями ордена меченосцев, и город Себеж оказался на рубеже двух враждебных русскому народу государств - Польско-Литовского и Ливонского ордена. Чтобы преградить путь врагу, правительство Ивана Грозного решило построить здесь крепость. Об этом сохранились записи в древних летописях:
"1535. Того же лета июня 26 князь Великий Иван (Грозный) повелел воеводам своим князю Горбатому да Михаилу Кубенскому с силами, и поставили город за Опочкой на озере Себеж, Иван-город на Себеже".
Строительство крепости было поручено воеводе Бутурлину. Работы велись довольно быстро, и за каких-то два месяца укрепления были построены.

Немалы сражений было у стен древнего города. Враги не раз пытались захватить крепость, но это им удавалось не всегда. В феврале 1536 года польско-литовские войска под предводительством воеводы Немиры окружили Себеж. Около двадцати тысяч воинов пытались штурмом овладеть крепостью, но каждый раз отступали. Не выдержав ударов русских, воины воеводы Немиры были вынуждены отступать на озеро. Лед не выдержал, и многие из них утонули.
Быть может, к этому времени и относится рождение второй легенды об истории названия города.

... Много раз пытались враги захватить крепость на озере, гласит она, но каждый раз противник отступал от ее стен к "себе ж". Но все-таки в 1562 году польские войска ворвались в крепость и сожгли ее. Царь не мог согласиться с потерями исконно русских земель. Чтобы вернуть их. Иван Грозный постоянно вел войны с Ливонским орденом, затем с Польшей, Швецией, Литвой. После восьмилетнего пребывания под игом захватчиков Себеж был освобожден войсками Ивана Грозного, который в своем завещании написал:
"Да сына же моего Ивана благословляю города, что поставил на литовском рубеже - Велиж, Заволочье, Себеж".
Но на этом не закончились страдания себежан. Пришлось им роптать под игом и поляков, и литовцев. В 1634 году по условиям Поляновского мира Себеж был отдан Литве, а в 1649 году он отошел к польским магнатам князьям Радзивилл. В 1654 году русские войска вновь освободили Себеж, но по Андрусовскому перемирию 1667 года город снова возвратился к Польше.
Большое значение себежской крепости придавал Петр 1. Он лично побывал в городе, и по его приказу были выстроены ряд укреплений. Одно из них и до настоящего времени возвышается в центре города. И только в 1722 году "по первому разделу" Польши Себеж окончательно присоединился к России.

Екатерина II щедро жаловала своих фаворитов. По ее указу сибирский генерал-губернатор Иван Борисович Пестель, отец будущего декабриста Павла Пестеля, получил недалеко от Себежа имение Ломы с 500 душами крестьян. Пожаловала царица имение Прихабы поэту Гавриле Державину, а писателю Денису Фонвизину - имение Рыково.
Славная история у нашего древнего города. Многие себежане вписали в нее яркие страницы.
Суровые испытания выпали на долю себежан в годы Великой Отечественной войны. Сотни из них встали на защиту Родины от посягательств гитлеровских захватчиков. Большинство из них храбро сражались с фашистами, за боевые заслуги многие были награждены орденами и медалями, а двенадцать себежан удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Три года хозяйничали гитлеровцы на территории нашего края, но установить своего порядка им так и не удалось. Горела под ногами фашистов захваченная, но не покоренная себежская земля. Легендарной славой овеяны подвиги народных мстителей. Около десяти Калининских партизанских бригад сражались на территории нашего района, в одном строю с русскими против гитлеровских захватчиков боролись латышские и белорусские народные мстители.

И не случайно, что в нашем районе, где сходятся границы трех республик - России, Латвии, Беларуси,- в память о братстве по оружию возвышается Курган Дружбы, насыпанный участниками партизанского движения. Каждый год, в первое воскресенье июля, здесь собираются люди со всех уголков нашей страны, чтобы вспомнить о тех суровых испытаниях, товарищах, отдавших жизнь за свободу и независимость нашей Родины.

17 июля 1944 года войска Третьей Ударной армии Второго Прибалтийского фронта начали штурм Себежа. К восьми часам утра город был освобожден от гитлеровцев. Вот что писал фронтовой корреспондент Л. Стариков в тот день:
"Город мертв. Сотни жителей немцы отправили на каторгу в Германию. Сотни горожан были заключены в фашистские застенки. Четыре тюрьмы держали в городе. В них томились невинные русские люди. Место пыток заключенных находилось в бывшем здании Дома колхозников на улице 7 Ноября. Немцы истребляли население целыми семьями. В мае 1944 года была арестована семья Федора Ивановича Родионова. Дети и отец расстреляны фашистскими извергами. И только жене, Прасковье Климентьевне, удалось спастись бегством. Сегодня ее освободили наши воины".
Прошли годы, и теперь город не узнать. Из руин восстановлены промышленные предприятия, выросли целые кварталы современных зданий.
Сегодня Себеж - не только административный, но и промышленный, культурный центр.

Жанвиль

Так называется небольшая деревушка, что притаилась неподалеку от границы Себежского и Рассонского района Беларуси. Неправда ли, интересное и совершенно необычное наименование для русской деревни? Кто и почему назвал ее так?
Существует несколько предположений. Я слышал два из них, и оба связаны с Отечественной войной 1812 года.
... В один из летних дней произошло крупное сражение между русскими и наполеоновскими войсками. В бою погиб один из французских генералов. Звали его Жан Виль. Похоронили его здесь же, на поле боя, потому с тех пор и называли так это место.
Правда, эта версия под большим сомнением. До территории Себежского района французские войска не дошли, потому здесь не было крупных сражений. Доходили только фуражиры, и вряд ли такими отрядами командовали генералы.
А вот вторая история куда, более романтичная. В одной из стычек с русскими был ранен молодой французский солдат по имени Жан Виль. Он упал с коня и потерял сознание. Сколько пролежал Жан в беспамятстве, одному Богу известно, только наткнулась на его тело молодая крестьянка. Увидев, что он жив, она спрятала француза в укромном месте, чтобы не узнали односельчане, которым уже немало вреда принесли вражеские фуражиры.
Не один день тайком ухаживала она за ним и поставила на ноги. И хотя молодые люди не понимали языка друг друга, их сердца быстро соединились.
Тайные встречи не были продолжительными, вскоре о них уже узнали все в деревне. На сходе решили обвенчать молодых, а место для жительства они выбрали сами.
Так на карте Псковщины появилось столь красивое и поэтичное название - Жанвиль.

Чертов мост

В давние времена на берегу большого и красивого озера жил кузнец. Был он известным мастером своего дела, так что в кузнице ему приходилось бывать с раннего утра до позднего вечера: так уж слишком много заказов давали крестьяне. Но не только его мастерство, а в немалой мере красота и приветливость единственной дочери влекли сюда людей со всей округи. А была она красавицей из красавиц, что даже заморские купцы, случайно попадавшие в эти места, и те восхищались ею. Многие женихи добивались руки и сердца дочери кузнеца, но ни один из них так и не услышал долгожданного согласия.
Когда ночь рассыпала над озером пригоршни золотистых звезд, спускала Настенька на воду челн и тихо плыла вдоль берега, распевая песни. Как-то увлеклась она и не заметила, что очутилась у противоположного берега, на котором раскинулся дремучий лес.
А в том лесу жил черт. И надо же такому случиться, что, когда Настенька проплывала вдоль леса, увидел ее черт. Завороженный красотой девушки, ее голосом, он долгое время не находил себе места, пока не решил: - Пойду к кузнецу свататься.
Выбрал черт удобный момент, когда кузнец был один, и постучался в окно. Увидев его, обомлел кузнец от удивления.
- Что испугался? - говорит черт.- Открывай двери. Разговор есть.
Делать нечего, открыл двери, а черт прямо в горницу проходит. Увидел на стенах ковры самотканые, расшитые золотой ниткой полотенца и спрашивает:
- Это же откуда у тебя такая красота?
- Дочка моя,- отвечает довольный кузнец,- Настенька, рукодельничает.
- Вот бы мне такую жену,- говорит черт, а потом добавляет: -А что, кузнец, выдавай за меня дочь! Что хочешь спрашивай, хоть воз золота, хоть воз серебра. Все отдам, не пожалею.
- Нет,- говорит кузнец,- не нужно мне твоего золота и серебра. Дочь-то у меня одна, а ты увезешь ее за тридевять земель.
- Что ты! - смеется черт.- Совсем недалеко я от тебя живу, вот в этом лесу.
И показал копытом на противоположный берег. Задумался кузнец. Не хочется выдавать замуж за черта Настеньку. Вот и решил он перехитрить его.
- Ладно, согласен,- говорит он черту.- Только с одним условием: если построишь за одну ночь каменный мост с моего берега на твой, да такой, чтобы я мог по нему на тройке проехать.
Глянут черт в окно, прикинул и кивает головой: -Пусть будет по-твоему.
Ударили по рукам, и сразу же бросился черт собирать камни и строить мост. Смотрит кузнец и диву дается - огромные валуны черт играючи таскает и бросает в озеро.
Растет мост быстро и вот-вот соединит два берега. А кузнец места себе не находит, глядит, как спорится у черта работа. А он уже тащит еще один валун, которого как раз и не хватает для того, чтобы закончить мост. Совсем немного остается до берега, а в это время свою утреннюю песню завел петух.
Закричал черт диким голосом, выронил камень, и не успел кузнец глазом моргнуть, как его и след простыл. Качнулся мост, треснул в нескольких местах и рухнул в воду.
Было ли это на самом деле? Утверждать не смею, только каменная гряда проходит через все озеро Свибло, а на одном из его берегов, у ее начала, лежит огромный камень.

Нащекино

Невелика станция Нащекино. Лишь летом, когда в близлежащие уютные деревни, славящиеся своим гостеприимством и неповторимой красою шумных лесов да глухих озер, богатых рыбой и дичью, приезжают дачники на ней бывает оживленно. Но это бывает редко, а так пустует станционный перрон. Потому и останавливается в Нащекино всего на одну минуту пассажирский поезд, а скорый проносится мимо, лишь чуточку сбавив свой стремительный бег. И невдомек пассажирам, молча взирающим через вагонное окно на местный пейзаж, что название станции необычно, что о ней существует предание.
Когда-то жил в тех краях граф Нащокин. Много было у него земли, словом, слыл граф первым среди местных богатев. Считались с ним не только в губернии, но и в Москве, Петербурге. Вот потому, когда задумали соединить Москву с Ригой железной дорогой, а ее нужно было вести через земли, принадлежащие Нащекину, то засомневались строители.
- Разрешит или не разрешит проложить дорогу по своей земле? - ломали они головы над этим вопросом, зная гордый характер графа.
Но была у Нащокина слабость: уж больно хотел он прославиться, чтобы о нем долго помнили. Потому, когда к нему обратились люди с просьбой о строительстве железной дороги через его земли, он согласился.
- Но с одним условием,- хитро сощурив глаза, говорил он. - Я хочу поставить здесь станцию и назвать своим именем. Согласны?
Те согласились. Так на железной дороге появилась станция Нашекино.

Батарея

Случилось это давным-давно. Трудное тогда было время" В ту древнюю пору еще не была Русь, раздираемая между усобными княжескими войнами, единой и могущественной, не всегда могла отразить набеги своих врагов. Потому безнаказанно гуляли по ее просторам, топча крестьянские поля, сжигая города и деревни, многочисленные армии завоевателей - немецкие рыцари, польские и литовские воины.
Очередной свой набег совершал на русские земли многочисленный отряд, в который раз пытаясь огнем и мечом заставить непокоренных русских склонить головы перед ними. И двигались уже поляки по древней псковской земле. Но не думали псковичи покоряться иноземным захватчикам, готовились они встретить их достойно. Выбрали они удобное место, где высокие холмы вплотную подступали к озеру, по которому, как предполагалось, должно было пойти польское войско, и установили там пушки. Но не суждено было тогда произойти сражению. Не дошел до тех мест неприятель, повернул назад, но с тех пор стали звать холмы, где в ожидании неприятеля стояли пушки, Батареей. Находится Батарея за деревней Шевина на самой границе Себежского и Пустошкинского районов. Это предание передавалось из уст в уста. из поколения в поколение и дошло до наших дней. Но уже в то время родилось о Батарее новое предание.
Видно не случайно более четырех веков тому назад русские воины выбрали позиции для отражения нападения врагов именно на этих холмах. Мимо них незамеченным даже зайцу трудно проскочить, уже не говоря о многочисленной рати: слишком хорошо с холмов просматривалась окрестность. Как на ладони была и дорога, связывающая города Себеж и Пустошку Вот потому в грозном сорок первом году установили на этих холмах свои орудия советские артиллеристы, сдерживающие рвущиеся к сердцу России гитлеровские части.
Упорным был бой. Целый день гремела канонада, и только под вечер, когда были разбиты все орудия батареи, а в живых не осталось ни одного советского бойца, фашистские танки прорвались вперед.
Вновь возобновилось движение по шоссе. Густой туман пыли стоял над ним - шли танки, бронетранспортеры, машины с пехотой. Наступление продолжалось. И вдруг с одного из холмов прозвучал орудийный выстрел. Остановились машины, рассыпались по полю солдаты, готовясь к бою. Кругом стояла тишина и тогда, перестроившись в боевые порядки, пехота начала наступление на холмы. Но оттуда не раздалось больше ни одного выстрела.

Под каретой

На территории Осынского сельсовета есть небольшое Зуевское озеро. Примечательно оно тем, что далеко в него вдается коса, которая перепахана в нескольких местах. Есть на этой косе место, которое до сегодняшнего дня называют "под каретой".
... Было это в 1812 году. Французские войска рвались по дороге Полоцк-Опочка к Петербургу. Под местечком Клястицы развернулось тяжелое сражение. В исходе битвы сомневались многие помещики, потому кое-кто из них старался быстрее покинуть свое имение. Налегке всегда лучше бежать. Только этим можно объяснить решение одного из помещиков спрятать имеющееся серебро где-нибудь поблизости, в укромном месте. Вот тут-то и вспомнили о косе на Зуевском озере.
Нагрузив карету серебром, ее столкнули с косы в озеро, а чтобы французы не попали по случайности на косу, ее перекопали в нескольких местах. С тех пор и называется это место "под каретой".
Достал ли помещик свое серебро или нет, определить теперь трудно. Но старожилы утверждают, что лет двадцать тому назад искатели кладов достали шестами верх кареты, которая погребена в толще озерного ила.

Легенда любви

Было это еще в те времена, когда вольно расхаживали по нашей земле польские шляхтичи, похваляясь своей силой да удалью.
Однажды на берегу небольшого озера, которое называли местные жители Малым за Большим, потому что находилось оно за огромной чашей озера Свибло, раскинул свои цветастые шатры цыганский табор. А когда над землей сгустились сумерки, вспыхнули десятки костров, зазвенели бубны, гитары, зазвучали веселые песни. Но стоило возле костров появиться красавцу Сене со скрипкой в руках, все смолкайте вокруг, потому что лучше его никто петь и играть не мог.
Будто зачарованные, слушали его цыгане. А Сеня пел и черноокой цыганке, о любви молодого красавца-цыгана к ней. И все знали, что поет он о своей любви к Раде, девушке из их табора. Знала об этом и Рада, ведь ее сердце давно принадлежало только ему, Сене. Но о том счастливом дне, который должен наконец-то соединить их две жизни в одну, им приходилось только мечтать: тишком бедными были Рада и Сеня, с утра до позднего вечера они ухаживали за племенными жеребцами богатея Гили. И только поздней ночью могли остаться вдвоем. Но как коротки часы свидания, когда двое любят друг друга!
Песни Сени доносились и до шатра Гили, который никогда не выходил вечером из него. Не мог он видеть счастливых лиц Сени и Рады, потому что давно задумал сделать Раду своей женой.
Много раз заводил он разговор с матерью девушки, но та была несговорчива.
- Ты слишком богат, чтобы быть моим зятем,- отвечала женщина, - а дочь моя слишком бедна, чтобы быть твоей женой.
В тот вечер, когда на берегу озера слушали цыгане песни Сени, в шатер Гили пожаловали нежданные гости - местные ксендз и помещики. Они предложили ему принять католичество, а если Гиля сумеет убедить сделать то же самое своих соплеменников, обещали щедро заплатить.
Недолго колебался Гиля. Согласился. И сделал это не только потому, что ему хотелось разбогатеть, золота и серебра у него было предостаточно. Даже в те минуты он не забыл красавицы Рады.
Ранним утром он прискакал к табуну, который пасли Рада со своей матерью и рассказал о том, как заживет она с дочерью, если принять католичество..
Не так-то просто провести женщину, да еще цыганку! Она сразу же догадалась, что Гиля задумал. А вечером, когда Рада встретилась с Сеней, она рассказала ему о предложении Гили.
- Он и другим говорят об этом! - взволнованно говорила Рада.- Говорил, что жить будем куда лучше!
- Но этого он не говорил ни мне, ни матери,- заметил хмурый Сеня. И тогда поняли влюбленные замысел Гили: став католичкой, не сможет Рада быть женой Сени.
Тогда и порешили тайно обвенчаться, но как это сделать, если за тайный обряд потребовали пятьсот рублей. А таких денег не было ни у Сени, ни у Рады.
- Я пойду к Гиле,- сказал Сеня. Он не должен отказать мне. А зачем деньги, ему не скажу.
Терпеливо выслушал богач исповедь молодого цыгана, хотя уже догадался, для чего нужны деньги.
- Ладно,- согласился он,- я дам тебе денег, но с одним условием. Ты у нас хорошо поешь, играешь, но говорят, что можешь легко переплыть любое озеро. Сделай для меня милость, потешь старика, переплыви эту лужу. Тебе же не составит труда.
Обрадовался Сеня, бросился благодарить Гилю. Не знал он, что в том озере много виров, в которых утонуло немало смельчаков.
Принес Гиля деньги Сене на берег озера, а сам сел в челн, чтобы убедиться, как плавает молодой цыган.
Бросился в воду Сеня, поплыл. Но добрался только до середины озера, где были подводные холодные ключи, где пенилась вода в глубоких вирах...
Весть о гибели Сени разнеслась по табору, долго пытались найти тело молодого цыгана, но так и не нашли. А к вечеру снялся табор с этого места и отправился кочевать дальше.
Много или мало прошло времени, но как-то Гиля вновь заглянул в шатер, где жили Рада с матерью.
- Я хочу, чтобы ты стала моей женой! - обратился он к Раде.
- Хорошо,- подумав, ответила молодая цыганка,- но с одним условием. Ты дашь матери Сени пятьсот рублей, а меня отвезешь проститься с Сеней на то место, где он умер.
- Воля твоя будет исполнена.- ответил обрадованный Гиля.
Он исполнил желание своей будущей невесты. Мать Сени получила пятьсот рублей, а Рада вновь попала на берег Малого за Большим. Гиля сам сел за весла и выгреб на самую середину озера.
Ради поднялась со скамьи, поправила платок на плечах, взглянула на голубое небо и тихо сказала: - Здравствуй, любимый, я пришла к тебе! - И бросилась в воду...
По преданию, узнав о гибели дочери, мать прибежала на берег озера и, крикнув: "Будь ты проклято!", бросила в него сковородку. С тех пор озеро стало зарастать, и теперь на его месте - болото.

Лукая

О том, что когда-то на этом месте была деревня, напоминают старые ветвистые яблони да почерневшие стволы полувысохших вишен заброшенных садов. Густым бурьяном поросли фундаменты белых домов. Бродя между них, невольно восхищаешься умением наших предков выбирать места для жительства. Отсюда открывается чудесный вид на окрестные леса, неподалеку сверкают чаши озер. Высоко в небе звенит жаворонок. И горько становится оттого, что нет уже этой деревушки.
Ее уничтожили во время одной из карательных экспедиций гитлеровцы. Ярким пламенем полыхнули соломенные крыши крестьянских изб, треск автоматных очередей заглушил разноголосый крик детишек и женщин. За несколько часов была стерта с лица земли деревня, существовавшая многие десятилетия.
За что же обрушили на нас свою ярость варвары в черных мундирах? За что?
Они боялись этих безоружных крестьян. И не только их, но и самого названия деревни. Быть может, кто-то из предателем рассказал им предание о деревне Лукая.
... О войне с французами крестьяне знали не понаслышке. Поговаривали, что движет свои войска Наполеон в самое сердце России - в Москву, что взяты Полоцк и Витебск, что французские солдаты появились в некоторых соседских деревнях, но до них еще не добрались.
- Бог милует,- говорил деревенский староста мужикам. Но однажды утром он был разбужен резким стуком в дверь. Выскочил он в сени в одном исподнем, распахнул двери и замер: двор был заполнен солдатами в незнакомых шинелях.
- Батюшки мои! - прошептал староста.- Никак французы. На ломаном русском языке офицер объяснил, что требуется им.
- Сейчас, сейчас,- лепетал староста, а сам лихорадочно думал, как бы избавиться от непрошенных гостей. Отказаться, все возьмут силой. Отдать последнее, а жить как, чем кормить детишек, если почти в каждой избе еле сводят концы с концами.- Надо собрать народ, - решил он.
Молча сходились к его двору мужики, зная, что добра в этом деле не будет.
- Придется выручать, господ,- кратко пояснил суть дела староста.- Каждый несет все, что у него есть, а я дополнительно ставлю бочонок медовухи.
Сказал и лукаво подмигнул мужикам. Повторять дважды не пришлось, народ в деревне жил смекалистый.
Быстро наполнялись французские повозки продуктами, а еще быстрее веселели французы под действием крепкой русской медовухи. Скоро никто из них не стоял на ногах.
- Ну, что же,- сказал староста, снимая со стены вожжи, - с Богом, ребята.
Когда французы пришли в себя, никто не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, слишком крепко связали их крестьянские руки.
С тех пор и стала называться деревня Лукавой, а в более поздние времена Лукая.
... Я стою в заброшенном саду и думаю, что больше не скрипнет колодезный журавль, не прокричит ранним утром беспокойный петух. Но и через десятилетия люди будут рассказывать о простых русских людях, перехитривших захватчиков.

Два названия одной деревни

Путь туристов, приезжающих со всех концов страны на Курган Дружбы - символ братства и боевого содружества народов Латвии, Беларуси и России,- обычно пролегает через эту небольшую деревню с аккуратными домиками, утопающими в густой зелени садов. И, спрашивая ее название, любителям путешествий часто приходится выслушивать довольно противоречивые ответы. Одни называют деревню Ляхово, другие - Красный Поселок. И каждый ответ по-своему правилен.
Сохранилось предание о том, как на себежской земле появилась эта деревня.
Когда-то эти земли были завоеваны Польшей, и один из богатых шляхтичей, которому понравились здешние места, решил обжить их. Был поставлен дом, разработаны под посевы плодородные участки. С раннего утра до позднего вечера гнули спины на панских полях местные крестьяне, которые звали своего помещика "ляхом".
Когда эти земли вновь отошли к России, за поместьем с разросшимися вокруг постройками для челяди осталось название Ляхово.
В тридцатые годы начали организовывать колхозы, в Ляхово был центр колхоза "Пограничник". Его председатель, бывший моряк Степан Григорьевич Юрченко, много заботы проявлял об укреплении хозяйства.
Ему-то и пришла идея укрепить колхоз за счет демобилизованных из Красной Армии бойцов. Степан Григорьевич поехал в одну из воинских частей и вернулся в колхоз с двадцатью красноармейцами, для которых позже и были построены жилые дома, получившие наименование Красный Поселок.
В годы Великой Отечественной войны гитлеровские оккупанты сожгли деревню, уничтожили большую часть мужского населения. Несколько лет назад в деревне была установлена мемориальная плита жертвам фашизма, а сама она получила официальное наименование - Красный Поселок.

Головы

Если отправиться из деревни Нища в Ашнарово, то, пройдя каких-то полтора километра, слева, на взгорке, в трехстах метрах от поселка, можно увидеть поляну, которую издавна называют Головы. И родилось это название не случайно.
... Бой разгорелся между русской кавалерией и фуражирами из армии маршала Удино, пытавшейся сбить с дороги Полоцк-Опочка войска корпуса Витгенштейна и прорваться к Петербургу.
В поисках продовольствия французы заходили далеко в сторону от дороги. Так, один из отрядов почти добрался до Нищи, но неожиданно был атакован русскими.
Бой был тяжелый. Десятки наполеоновских солдат пали от острых сабель русских кавалеристов, немало погибло и наших воинов. Местные крестьяне похоронили их на поле брани, установили деревянный памятник, а само место схватки назвали Головы. Видно, потому, что в этом бою пали с плеч головы многих бойцов.

Витовтов ключок

Было это в те времена, когда стонала псковская земля от частых набегов чужеземцев. Много горя приносили русским людям литовские воины князя Витовта.
Как-то вел Витовт свое войско в очередной набег на Русь. Вел тайно, глухими тропами, чтобы неожиданно, в спину ударить русское армии. Долго шли литовские воины. Устали, измучились, но приказа о привале все не было и не было. И Лишь когда вышли на берег реки, спокойно несшей свои воды среди шумного соснового бора, велел Витовт разбить лагерь.
Местом для своего отдыха избрал князь высокий холм, откуда открывался чудесный вид на русские просторы. Принесли князю воды из реки, отхлебнул Витовт из ковша, поморщился. Приказал он воинам вырыть колодец на холме, чтобы была вода рядом с княжеским шатром. Нелегко было выполнить его приказ. Долго копали уставшие воины колодец, прежде чем смогли добраться до воды.
Так объясняют старожилы появление небольшого родника возле деревни Речки, расположенной в десятке километров от поселки Идрица. И называют его Витовтов ключок.

Красный Пень

В давние времена рос в этих краях огромный лес. И был он таким дремучим и мрачным, что стал пристанищем разбойников. Страшной жестокостью и коварством отличались они. Не щадили разбойники никого - ни малого, ни старого. Грабили и проезжих купцов, и бедных крестьян. И того, кто пытался проехать или пройти через лес, больше никто не видел.
В одной деревне жила молодая крестьянка. Была она не только писаной красавицей, но и отличалась смелостью. Только она одна не боялась гулять по дремучему лесу, собирать грибы да ягоды. Но однажды разбойники подкараулили ее, заломили руки и унесли в лесную чащу. Долго издевались они над бедной девушкой, а потом бросили на пень могучего дерева и зарезали. Потекла кровь из ран, и стал пень красным.
Долго искали крестьяне девушку и только случайно наткнувшись на пень, догадались, какая трагедия произошла на этом месте. В память о ней построили здесь деревню и назвали ее Красный Пень. Несколько лет назад она еще была на карте Себежского района.


Синовницкая легенда

Целый день шел дождь. Порывистый ветер бросал в воинов одну за другой пригоршни жестких холодных капель. Уставшие, промокшие до последней нитки, брели чужеземцы, проклиная эту варварскую страну. Пройден большой путь, но на нем не повстречалось ни одной деревни, где можно было бы обсушиться и обогреться.
Но что такое? Расступился лес, и воины увидели церковь, стоящую на холме. Наконец-то им повезло, есть где укрыться от непогоды, отдохнуть. Весело перекликаясь, бросились воины вперед. Не долго раздумывая, ворвались они в церковь и стали располагаться на отдых. Сюда же вводили и лошадей.
И когда последняя лошадь переступила храм Божий, задрожали купола, затрещали стены и церковь, переполненная чужеземцами, провалилась сквозь землю.
Это - легенда. Но, играя возле холма, деревенские мальчишки нередко находили подковы, монеты, части боевого снаряжения литовских воинов.
Местечко Синовнице находится в двух километрах от деревни Курилово, что в Себежском районе.

В.Ф. Васильев
На фото - "Себежский идол"


Заказать бумажную версию



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )
 (голосов: 0)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


| Google карта сайта
Бесплатная электронная библиотека