Библиотека Современника > Литературное кафе > Где ведьмы водят хоровод

Где ведьмы водят хоровод


8 апреля 2008. Разместил: Ваш Современник
Осень выдалась клюквенной. Но горожан понаехало столько, что скоро все близлежащие болота были полностью обобраны. Спохватившись, я отправился на заболоченное озеро в десяти километрах от поселка. Доберется туда не каждый. Мне же дорога по лесу хорошо знакома: шагай да шагай. Единственное, пожалуй, неудобство: то и дело приходилось ступать по корням.

День выдался пасмурный, ветреный. А среди деревьев сумрачно и тихо. Только вершины, раскачиваясь, шелестели и роняли пожелтевшую листву. Когда добрался до болота, убедился: клюквы не очень много, да к тому же мелкая. Решил идти дальше. Когда пробирался через кочкарник, еле удерживался на кочках, чтобы не плюхнуться в трясину. Наконец, обойдя несколько крохотных бочажков, оказался на узком перешейке, соединявшем два небольших возвышения.

Напевая куплет из оперетты: "Я когда на берегу - жить без моря не могу. На море истерика - не могу без берега", шлепал по мшистой подстилке. Не останавливаясь, перешагнул через полосу желтой травы и тут же через вторую. Только миновал их, сразу споткнулся и упал, а поднявшись, оглянулся и обмер. Да это же ведь-мин круг! Я где-то читал, что такие круги образуют грибницы. Но здесь грибов не было и в помине. Лишь проплешина в траве шириной сантиметров в тридцать, дугой опоясавшая перешеек, говорила, что я не ошибся. Я не суеверный, но стало не по себе. Ведь неспроста их называют ведьмиными… Может, вернуться? Но так еще хуже.

Получится, что я дважды пересек круг. Обойти сбоку невозможно: с двух сторон вода, ненадежные кочки. Попытался стать на одну из них, так она вывернулась как мячик, едва успел отскочить. Куда податься? Остается только вперед. И я углубился в редкий, чахлый березняк. Деревца здесь приземистые, корявые. Зато кочки между ними усыпаны крупной, спелой клюквой. "Не клюква, а вишня", - восхищенно воскликнул я и, забыв обо всем на свете, кинулся собирать ягоды. Чем дальше углублялся я в березняк, тем больше было клюквы. Быстро наполнив корзину, высыпал ягоды в рюкзак и продолжил сбор. А когда складывать стало некуда, заторопился домой.

Поднялся с колен и поразился: кругом туман. Серый, промозглый, такой густой, что в десяти метрах не видно. Выходит, я так увлекся, что не видел ничего вокруг. Однако я не слишком огорчился и решил подождать: авось, туман рассеется. Не вечно же он будет окутывать болото. Поднимется ветер и разгонит эту противную морось. А пока отдохну. Устроившись на большой кочке, вытянул ноги, съел бутерброд. Но как ни пытался отвлечься, мысли невольно возвращались к ведьминому кругу. Может, туман накрыл меня именно из-за него? "Глупости", - сказал я себе и поднялся с намерением покинуть эти места.

Попытаюсь выйти по своим же следам на перешеек, а дальше просто. Но легко задумать, да трудно выполнить. Мои следы были во всех направлениях: видно, собирая клюкву, ходил как попало. "Надо же так беспорядочно шляться?! - чертыхнулся я. - Шел бы прямо, мигом выбрался бы отсюда". С тяжелой ношей, тянувшей вниз, я пробирался по щиколотку во мху, переступал с кочки на кочку. Все чаще и чаще вынужден был останавливаться, чтобы перевести дыхание. А туман не рассеивался, наоборот, становился плотнее. Будучи уверен, что топаю в нужном направлении и что скоро выберусь на твердую землю, я неприятно удивился, очутившись у топкой трясины. Следы от сапог сразу же наполнялись коричневой зловонной жижей. Опасаясь в тумане бухнуться в яму, остановился, осмотрелся. Здесь негде было даже присесть: кругом хлюпала вода. А между тем вечерело. Туман, смешиваясь с сумерками, затягивал все вокруг белесоватым, беспросветным полотном.

Кое-как выбравшись из болотины на бугорок среди крохотных елочек, решил не тратить силы попусту. Дальше тащиться не имело смысла - в двух шагах ничего не разглядеть. На поваленное деревце положил рюкзак и сел на него. Тишина - первозданная, не слышно ни птицы, ни зверя. Изредка болотная пучина с шипением изрыгала газы. Они пузырились и лопались, а смешиваясь с дурманящим запахом багульника, кружили голову. Съежившись, я закрыл глаза, попытался забыться, и вдруг близко раздалось гулкое, басистое: "Прумб… бу-бу, прумб… бу-бу, прумб… бу-бу". А за ним громогласное, жутковатое: "Кау-кау, кау-кау, кау-кау". От этих зловещих криков даже мурашки пооежали по телу, хотя я и догадывался, что это голоса болотных птиц. Вновь вспомнил ведьмин круг…

По старинным поверьям, в нем веселятся и водят хороводы ведьмы и нечистая сила. Тому, кто в них оказывался, грозили всевозможные несчастья. Дедушка рассказывал мне, что после того, как отбившаяся от стада корова попаслась в ведьмином круге, ее вскорости загрызли волки. А деревенский мужик, косивший траву в ведьмином круге, возвращаясь домой, сломал ногу.

Хотя в наше время подобным историям мало кто верит, задуматься стоит! Например, почему до этого дня со мной не происходило ничего подобного? Случайность? Уж слишком странная и произошла именно тогда, когда я вляпался в ведьмин круг. Кроме того, в природе все закономерно. Словно в подтверждение, с того же места снова донеслось: "Прумб… бу-бу, прумб… бу-бу". Хотя я был уверен, что никакой зверь не нападет, все равно вопли эти холодили тело и душу.

Вспомнил, что у Гоголя в повести "Вий" философ Хома, чтобы остановить ведьму, очертил около себя круг. Обойдусь без него, ведьмам здесь неоткуда взяться. Но дрожь охватывала все больше. То ли становилось холоднее, то ли сдавали нервы. Чтобы согреться, несколько раз встал-сел. Однако, как бы ни отвлекался, в уме неотвязно свербила мысль: ведьмин круг, только он не выпускает меня из болота. Не зря дед предупреждал: "Обходи круги всегда стороной! Никогда не ступай на них!" Я пренебрег его советом и поплатился… Правда, я не сразу его заметил, но разве это оправдание: надо было хорошенько смотреть под ноги. И чем сильнее отгонял я мысль, что стал жертвой ведьминых козней, тем настойчивее она возникала.

"А что, если… - Я даже остановился, как бы набираясь решимости. - Раз уж эта клюква связана с ведь-миным кругом, то надо выбросить ее!" Но не абсурд ли это: затратить столько сил и времени, в мучениях таскать по болоту, и вот на тебе: выкинуть! Я даже вскочил от возмущения. Но холод и подступающий голод вынудили снова опуститься на рюкзак. Голова кругом… Что делать? Скоро ночь! Поднял воротник куртки, надвинул кепку на лоб, засунул руки в карманы и попытался согреться. Мысль выбросить ягоды отмел. Внутренний же голос настаивал: "Верни клюкву ведьмам. Отдай, очисти душу. Иначе не будет пути".
- Что за чертовщина лезет в башку! - закричал я, пытаясь избавиться от наваждения.

Увы, не помогло. Тогда, преклонив колени, помолился и, несмотря на то, что брюки сильно промокли и стало еще холоднее, почувствовал себя увереннее. И, не колеблясь, вытряхнул ягоды из рюкзака, высыпал из корзины. Засунул пустой рюкзак в корзину, осторожно сел на нее и закрыл глаза. Не знаю, сколько времени просидел так, пока в полудреме слева от себя не уловил едва слышные выстрелы. Один, затем еще и еще…

Подумал, померещилось, но вскоре раздалось еще два. Сомнений не было: кто-то подавал мне сигнал. Может, жена сообщила деревенским мужикам, что я пропал, и они, обеспокоенные, палили из ружей? Теперь, когда я узнал направление, надо немедленно отправляться в путь, пока не стемнело. Открыл глаза и поразился: пока дремал, туман рассеялся. Из-за туч выплыла луна, и заметно посветлело. От карликовых де-ревцев протянулись длиннющие тени. Пора в дорогу!
Не раз мог я провалиться в трясину, упасть или разбиться. Но этого не случилось. Я благополучно выбрался на тропинку и без приключений добрался до дома…

- Кто стрелял? - спросил я жену. - Меня искали?
- Как бы не так, - усмехнулась она. - Пьяные деревенские мужики передрались и начали стрелять друг в друга. Счастье, что обошлось без крови. Ну и где же твои ягоды? - спохватилась она, увидев в корзине рюкзак.
- Из моей клюквы пусть ведьмы варят варенье. Спасибо, что живым выпустили из болота. Время позднее, завтра расскажу, что со мной приключилось…

Александр НОСОВ